Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

(no subject)

^^^СТОКГОЛЬМ, 12 января. /Корр. ТАСС Ирина Дергачева/. Частая потребность в том, чтобы прилечь и немного поспать посреди дня, свидетельствует о нездоровье, считают шведские медики.
"Когда человеку постоянно нужен отдых со сном, несмотря на то, что ночью он спит 7-8 часов, это говорит о том, что в системе какой-то сбой. Это, например, может объясняться каким-либо небольшим воспалением, депрессией, избыточным весом или нехваткой еще чего-то", - сообщает телеканалу SVT работающий в Институте исследований стресса профессор Турбьёрн Окерстедт.
Считается, что нормальный ночной сон должен длиться 7 часов. Исследование, проведенное Окерстердтом, показывает, что как недостаток сна (6,5 часов или меньше), так и его избыток (9,5 часов и более) так или иначе связан с более высокой смертностью. При этом данные проекта также говорят о важности в данном контексте фактора наследственности.
"Тем, кто мало спит ночью, не хватает времени на необходимое восстановление. Это отрицательно отражается на иммунной системе, кровяных жирах, сахаре в крови, что, в частности, связано с сердечно-сосудистыми заболеваниями. При этом мы не наблюдали этих негативных эффектов, когда в будние дни человек мало спит, но компенсирует это отсыпанием в выходные", - говорит профессор Окерстедт.
После бессонной ночи короткий сон днем может оказывать большой положительный эффект. В ходе наблюдений с использованием электроэнцефалографии был отмечен очевидный положительный эффект уже после 10-минутного дневного сна.
Известно, что чем меньше зимой снега, тем большее влияние оказывает на людей темнота. Окерстедт отмечает, что мозгу нужен свет, который поднимает уровень бодрствования. В широтах с коротким световым днем, таких, где находится Швеция, у человека возникает стремление увеличить количество светлого времени, чтобы его биологические часы работали как надо. В качестве одного из способов сделать это профессор рекомендует поездку в теплые края, где больше солнца, или, наоборот, на север, где есть снег.^^^

Зависимость

На первый взгляд кажется, что жизнь зависимого человека полна ярких красок, она насыщенна, он никогда не скучает, и в этом, конечно, есть доля правды, однако жить в постоянном нескончаемом напряжении человек, увы, не способен, поэтому аддикт иногда естественно пытается снизить накал страстей, но опять же – он делает это резко: резко уходит, бросает своего партнёра, что тоже в свою очередь является проявлением зависимости. Так, зависимость – это порочный круг, попытки вырваться из которого не приводят к выходу. Для выхода необходимо проработать внутренние причины, почву, на которой снова и снова в разных формах возрождается аддиктивное поведение. Аддиктивность – это система, в которой также, как и в других системах (например, в системе здоровых отношений) есть главный системообразующий фактор[6].

Прежде чем предложить варианты выхода из любовной зависимости, чуть более подробно рассмотрим процесс возникновения зависимости с точки зрения экзистенциального анализа. Жить по-настоящему – значит достигать исполненной экзистенции. Ядро экзистенциального анализа Альфрида Лэнгле – концепция четырёх фундаментальных мотиваций, которые являются в то же время условиями исполнения экзистенции. Коротко обозначим эти мотивации[7].

«Зависимость – это порочный круг, попытки вырваться из которого не приводят к выходу«

Первая – мотивация к тому, чтобы «мочь быть» в мире, то есть не только физически выжить, но и найти своё место в жизни. Звучит это так: «я есть, но могу ли я быть?». Чтобы выполнить это условие осуществления экзистенции, у человека должно быть, во-первых, пространство для жизни: физическое, психическое а также духовное, понимаемое Лэнгле как способность дистанцироваться от своих же переживаний и мыслей; во-вторых, опора – то, что содержит в себе надежность и стабильность и даёт человеку чувство поддержки; в-третьих, должна быть защита, под которой понимается не столько чувство безопасности, сколько принятие человека окружающими.[8]

Вторая мотивация – это мотивация к тому, чтобы не просто существовать, а проживать свою жизнь, окунаясь в эмоции и переживания. Фундаментальный вопрос жизни таков: «я живу — но нравится ли мне жить?». Для того, чтобы полюбить и принять жизнь, научиться чувствовать себя живым, необходимы три предпосылки. Первая – отношение. Оно возникает из восприятия других людей и идей и позволяет человеку сравнивать себя с ними. Следующая предпосылка – время. Оно увеличивает ценность отношений, на которых затрачивается. Наконец, последняя – близость, через которую предметы внешнего мира входят образами в мир внутренний. Эти предпосылки дают человеку возможность открыто обратиться к чему-либо во внешнем мире, либо принять чье-то обращение, что позволяет ощущать жизнь наиболее полно. Если человек почему-либо не может обратиться, включаются психические копинговые (защитные) реакции, например, эмоциональное отступление или агрессия.[9] В свою очередь копинговые реакции находятся между патологией и нормой, и являются следствием нарушений эмоциональности. В клиническом случае нарушение эмоциональности – это депрессия.[10] Более подробно копинговые реакции будут рассмотрены ниже.

О зависимости мы говорим в том случае, когда человек больше не может принимать свободные решения, его воля больна (А. Лэнгле). Человек больше не может быть персональным, не может соотноситься со своей глубиной — он соотносится с объектом зависимости, вся его жизнь начинает подчиняться определенным действиям, направленным на то, чтобы достичь желаемого объекта.

В случае эмоциональной зависимости объектом становится человек, отношения. Зависимый ощущает себя живым, испытывает хорошие чувства только в присутствии своего объекта, жизнь для него становится хорошей, только если он проживает ее с объектом своей зависимости. При этом ценность другого человека преувеличена, зависимый фиксируется на отношениях с ним, все его состояние определяется, сколько отношений у него есть с этим человеком, сколько внимания он получил. Возникает ревность, страдания, если объект зависимости не всецело принадлежит ему, возникает желание все время быть в контакте с желаемым, нет чувства насыщения, общения хочется все больше и больше.

Всё возрастающая потребность в отношениях сопровождается все большей неуверенностью в себе. Если внимание объекта зависимости отвлечено на кого-то другого, человек воспринимает это как нежелание с ним общаться, потому что он неинтересен и нехорош. Зависимый человек при этом все дальше и дальше уходит от себя. Его состояние зависит от чего-то, находящегося вовне, от того, что он не может проконтролировать и гарантировать себе. Это увеличивает напряжение и страх и нагружает отношения чрезмерными ожиданиями.

КАК ВОЗНИКАЕТ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ?

Как описывает А. Лэнгле, зависимость возникает, когда человек испытывает «голод по жизни», когда у него нет отношений с собой, когда человек не живет аутентично, когда его жизнь сопровождается недостатком или утратой смысла. Недостаток проживаемых ценностей человек пытается восполнить отношениями.

В моей работе я часто встречаю сочетание депрессии и зависимости. Это происходит тогда, когда у человека на фоне хронического дефицита чувства «мне это нравится», неудовлетворенности своей жизнью, чувства недовольства собой и неверия в себя возникает кто-то, кто дает это чувство хоть в каком-то варианте, виде, количестве. Но это все равно не наполняет достаточно, чтобы ощущать жизнь полной, и тогда к зависимости присоединяется депрессия.

Люди, у которых возникает эмоциональная зависимость, чувствуют тоску по хорошей жизни. Как правило, отношения для них— это сверхценность, они чувствительны к отношению окружающих, часто у них бывает ощущение, что их не любят, недооценивают, не замечают. Внутренняя неуверенность проявляется в том, что человеку трудно поверить, что он для кого-то важен, ценен и интересен, его постоянно гложут сомнения в этом. Расставания для таких людей очень болезненны, они быстро привязываются к людям, месту. Такой человек может приехать в отпуск, провести с новыми знакомыми месяц и затем впасть в депрессию от расставания с приятными и теплыми людьми.

Третья экзистенциальная мотивация – быть самим собой. Вопрос, на который человеку надо ответить, звучит так: «Я есть я – но имею ли я право быть собой?» Ответ на этот вопрос так важен потому, что всё своё бытие мы проживаем через призму нашего самосознания, пропускаем жизнь через свое «Я». Следовательно, перед человеком стоит задача самостановления, то есть поиска своего уникального «Я» [11]. Человеческое «Я» формируется под влиянием как внешнего окружения, так и самим человеком. Для формирования здорового «Я» необходимы 3 внешних условия: справедливое отношение других людей к собственному человека, уважение личных границ его жизненного пространства и признание другими его ценности. С другой стороны, также необходимы и внутренние условия. Они вполне соотносимы с внешними: это также признание ценности собственного бытия; уважительное внимание по отношению к собственному внутреннему миру (что позволяет научиться самодистанцироваться и наблюдать самого себя как бы со стороны); а также способность к соотнесению с самим собой, то есть к внутреннему диалогу. Именно в процессе соотнесения с собой человек открывает значимое в себе, именно здесь рождается person (ядро теории личности Лэнгле, духовное измерение)[12].



«Зависимый человек всегда стремится к цели, не реализуя внутренний смысл»

Четвёртая фундаментальная мотивация – вопрос о смысле существования. Экзистенциальный вопрос о смысле существования – «Я есть здесь – но для чего я пришёл в этот мир? Что я должен делать?». Для исполнения последнего условия экзистенции также нужны предпосылки. Их три: структурные взаимосвязи – системы связей, которые позволяют структурировать нашу жизнь, поле для деятельности – область возможностей, в которой мы сможем раскрыть свой потенциал и будущее, в котором должна быть значимая цель.[13]

Именно четвёртая фундаментальная мотивация – смысл и ориентация на будущее – отсутствует у зависимых людей, будь то химическая (алкогольная, наркотическая) аддикция или поведенческая (спортивная, игровая или любовная).

Если вся жизнь подчинена какой-то цели, и за нею человек забывает просто проживать свою жизнь, возможно наступление кризиса аутентичности. Кризис аутентичности имеет место, когда внешнее подавляет внутреннее. Цель находится во вне, а смысл исходит изнутри человека. Зависимый человек всегда стремится к цели, не реализуя внутренний смысл. [14]

Зависимость в близких межличностных отношениях характеризуется тем, что человек не хочет продолжать отношения, но и не может выйти из них. В зависимых отношениях, как и в симбиозе, каждый человек хочет получить от другого то, чего нет у него самого. Два человека – внутренне нецелые, что заставляет их искать недостающие элементы. По мнению С.Н. Скворцовой и В.Б. Шумского, специфика индивидуального течения аддикции зависит от того, какой именно дефицит восполняет человек в отношениях: 1) дефицит опоры, 2) дефицит чувства жизни, 3) дефицит самоуважения и самопринятия. В зависимости от конкретной непроработанной мотивации, подбирается психотерапия[15].

http://thewallmagazine.ru/love-addiction-part-3/