Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

Хорошо: Благодушие и пацифизм Николая Второго в 1917 году обернулся массовым голодом, гражданской войной, распадом страны и не менее кровавым ее собранием в единый СССР В первой половине прошлого века Россия потеряла 50 миллионов. А всего-то надо было ввести в Петроград войска и расстрелять дизертиров. Китай не постеснялся жестко разогнать Тянанмынь. Теперь Китай - супердержава с передовой экономикой и промышленностью, высоким социальным уровнем жизни, мощьной армией. Вся страна заставлена кранами, активно строится сеть высокоскоростных ж/д линий со скоростью 500 км/ч. Если бы тянанмынь не разогнали, Китай бы сейчас был распавшейся страной с бесконечными локальными конфликтами, голодом и нищетой. Януковичь проявил излишнюю мягкость: Результат - гражданская война в которой погибло 15 тысяч и ранено 25 тысяч. К власти пришли неофашисткие идеологии. Бешеная инфляция, понижения уровня жизни, дороговизна, комунальный кризис, распад страны. А всего-то надо было Януковичу ввести в Киев войска и разогнать Майдан. Аы же не стесняетесь применять силу против уличной преступности и никто не считает аморальным содержание преступников в тюрьме? Так почему вы считаете аморальным применять жесткие меры против преступников (пятой колонны) которые сбились в крупную стаю и не просто магазины грабят, а уже дестабилизируют жизнь страны на политическом уровне?

(no subject)

^^^Настало время, когда неподготовленному человеку снова орет в уши пропаганда.
И я имею в виду не ту архаичную пропаганду из телевизора, которая действует только на пенсионеров, а другую, организованную специально для нас.
Ей нужно уметь сопротивляться.
Нужно уметь отбрасывать ее яркие вроде бы аргументы.
Пройдемся по ним.
"Возмущенная молодежь вышла на улицы! Вы проиграете, потому что за молодежью будущее!"
Нет, это не так.
Будущее не за молодежью, а за теми людьми, в которых эта молодежь превратится со временем, пройдя сквозь строй взросления, ошибок и разочарований. И прежними эти люди не будут.
"Главное не лидеры и не идеология, главное это сама возможность свободных выборов!"
Нет, это не так.
Свободные выборы менее важны, чем сохранение мира, живых людей, их безопасности, имущества и единого государства. На свободных выборах 1991 года был избран человек, приведший страну к национальной катастрофе, и если бы можно было этого избежать, следовало бы обойтись без таких выборов.
"Люди вышли, чтобы бороться за свои права, свое достоинство - и позорно не поддерживать их в этом".
Нет, это не так.
Позорно поддерживать кого попало и в чем попало. Люди вышли, чтобы бороться именно что за свои права - права либеральных политиков из аппер-мидл класса, космополитической интеллигенции и мажорной части московского студенчества, а наши права, и уж тем более права находящихся под внешней угрозой Крыма и Донбасса их волнуют не больше, чем дохлая кошка на дороге.
"Чиновники заврались, они воры, коррупционеры и лицемеры, и мы должны любой ценой сменить их!"
Нет, это не так.
Чиновники, несомненно, жулики и проходимцы, но молодые политики, которые с самого начала своей бурной деятельности тщательно скрывают источники своего финансирования - плохая замена действующей власти. Разумнее подождать, пока у нынешних коррупционеров появятся честные оппоненты, а не молодые копии.
"Вы против свободы, за полицейский произвол, за вечное правление Путина?"
Нет, это не так.
Мы за свободу разных людей желать самого разного - и, чтобы их столкновение не приводило к репрессиям или войне, как кое-где по соседству, нужны мирные согласованные площадки для выражения своей точки зрения. Тогда вместо произвола и вечного правления вдруг образуется естественная поколенческая смена власти в середине 2020-х годов.
"Причем тут революция, Путин, Крым, Донбасс, ведь это же выборы в Мосгордуму, мы выбираем городской парламент и возмущены махинациями с допуском".
Нет, это не так.
В 2018 году Навальный не был допущен к выборам президента, хотя вел предвыборную кампанию - и никого это почему-то не возмутило. Несколькими годами ранее Яшин и прочие нынешние "московские политики" пытались представить себя местными депутатами от Костромской области - они тогда еще не знали, что их интересует только Москва. На самом деле, конечно, имеет место общая борьба за власть в стране. Просто деревянный Собянин, как и до него Медведев, оказался в этой борьбе слабым звеном, а самоотвод кандидата Федермессер и освобождение Голунова стали двумя локальными победами, которые воодушевили протестное сообщество. Не будь их - не было бы и ярости из-за подписей.
"Что же это за слабые полицейские, которых так волнуют бумажные стаканчики, летящие в их сторону".
Нет, это не так.
Полицейские у нас - обычные мужики, и уж всяко гуманнее того ОМОНа, которые избивал коммунистические митинги начала девяностых. Но очень закономерно, что полицейских - не от хорошей жизни пошедших на эту тяжелую работу - злят истеричные инфантилы, с которыми им приходится иметь дело в Москве. Полицейские справедливо считают, что те с жиру бесятся. А если кто слишком интеллигентен, чтобы в это поверить - рекомендую обратиться к прекрасному стихотворению кинорежиссера Пазолини о полиции и бунтующих студентах, которое легко найти в гугле.
"Власть испугалась, она боится протеста, поэтому оцепляет наши улицы и бульвары".
Нет, это не так.
Власть не боится интеллигентов, мажоров и инфантилов. Но она действительно боится дать сигнал всем остальным игрокам в политику внутри и вовне своей системы, что любое прежде неразрешенное действие - может быть явочным порядком разрешено. Потому что хорошо знает: получив этот сигнал, на сцену явятся совсем другие люди. И это разумно с ее стороны - опасаться таких сигналов. Разумно это и для всех нас.
"Вы архаика, вы вчерашний день, современный мир живет по-другому, и вам от этого не уйти!"
Современный мир живет таким образом, что жители депрессивных британских индустриальных городков переголосовали Лондон во время Брекзита, рабочие Пенсильвании и Мичигана избрали Трампа вопреки хотелкам Нью-Йорка и Сан-Франциско, а в Италии у власти находится самое правое правительство со времен страшно сказать кого. Напомню и о том, что непосредственным результатом волнений 1968 года стало избрание правых политиков Никсона и Помпиду. История не линейна, и светлое будущее веганов и трансгендеров когда-то и где-то случается, но совсем не так однозначно и повсеместно, как об этом принято трубить.

Не верьте пропаганде, милые.
Не верьте альтернативному телевизору.^^^

(no subject)

На днях в соцсетях был призыв к расправам над семьями правохранителей. Терориста сразу задержали. Кроме этого стали появлятся списки самих правохранителей, пресекавших погромы и беспорядки. Ладно если бы это был маргинал из бармалеев с ними все понятно.
Но как оказалось, отцом майданного террора был и сам Ленин, вскоре после революции начались еще более жесткоие расправы над полицейскими. Любая революция, какие бы то ни было благие цели не преследовала, считает, что ради своих благих целей она имеет право на безграничное насилие и террор.

Пишет о. В. Вигилянский
^^^
РЕВОЛЮЦИЯ И ПОЛИЦЕЙСКИЕ

Не перестаю повторять, что любая революция – это, прежде всего, технология: четкая организация смуты, поддержанная деньгами и СМИ (интернет, соцсети). Потом – всё остальное.
Каждое из этих звеньев решает свои задачи.
Любой бунт – это четкое взаимодействие «штаба» и «улицы». Первое, с чем сталкивается «улица» – это полицейские. Их нейтрализация – главная, хотя и временная задача…

Великий революционер В.И. Ленин еще в октябре 1905 года писал в Боевой комитет при Петербургском комитете РСДРП:

«Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду, и у студентов, и у рабочих особенно… Пусть тотчас же вооружаются они как могут, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога… Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации… Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых».

В ночь с 27 на 28 февраля 1917 года, после того как из Государственной Думы был получен приказ об «аресте всей полиции», в Петрограде произошло повсеместное избиение полицейских – в дни массового восстания погибла едва ли не половина всех полицейских Петрограда.

Мятежники, – пишет в своих воспоминаниях генерал К.И. Глобачев «Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения» – «рыскали по всему городу, разыскивая городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали звери над своими жертвами. Мальчишки, остервенелые революционные мегеры бежали вприпрыжку вокруг каждой группы убийц и указывали им, где искать полицейских».

О тех же днях В.Д. Набоков (отец писателя) вспоминал:

«На Потемкинской мы встретили довольно большую толпу городовых, которых вели под конвоем... В эти 40-50 минут, пока мы шли к Государственной думе, я пережил не повторившийся больше подъем душевный. Мне казалось, что в самом деле произошло нечто великое и священное, что народ сбросил цепи, что рухнул деспотизм... Я не отдавал себе тогда отчета в том, что основой происшедшего был военный бунт… и что в этой основе лежит семя будущей анархии и гибели...»

Генерал К.И. Глобачев, как и В.Д. Набоков, делал тот же вывод:

«Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Они нисколько не уступают тому, что впоследствии проделывали со своими жертвами большевики в своих чрезвычайках».

Историю надо изучать…^^^

На фото: Летописец революции художник И.А. Владимиров «Расстрел городовых»

(no subject)

Это мысли о. В Чаплина. Надо сказать, что он с симпатией относится к протестам, но честно признает, что методики прошлого века не работают. Оппозиция захлебнулась и никем не поддержана. Даже молодая берлящая кровь не может ничего взорвать.
Обществу ненужна революция, майданы. Мы хотим спокойно жить без ваших экспериментов.

^^^Очередная волна протеста зашла в тупик – теперь это, думаю, очевидно. Ничего нового молодежь не совершила и не сказала. Лидеры не придумали ни одного стратегического лозунга, выходящего за рамки околовыборной ситуации и борьбы за «демократию», давно потерявшую драйв повсюду в мире.
В общем, молодая толпа родила пару престарелых мышей. Сравните с молодежью XIX и начала ХХ веков, которая мир меняла. Да хотя бы даже с молодежью 1960-х, хотя она мне малосимпатична. Или с молодежью исламских революций.
Нет, вот эти – тоска. Хоть бы пару банков заставили закрыться, хоть бы пару чиновников реально затроллили. Нет, на выходе - ничего^^^

(no subject)

Президент Ельцин: Ты уже слышал мое заявление о ядерных вооружениях и о запрете ядерных испытаний. Я только что подписал закон о ратификации нового соглашения по договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Правильно я говорю, министр Иванов?

Министр Иванов: Вы подписали документы для рассмотрения Думой договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Президент Ельцин: Как бы там ни было, я утвердил все.

Президент: Может, я могу добиться, чтобы Конгресс все же согласился. Они оставили договор даже после того, как отвергли его. Поэтому, возможно, шанс еще есть.

Президент Ельцин: А может это просто бюрократические заморочки, и у них просто не было времени отправить его тебе обратно. Меня расстроило, что ты подписал закон о внесении изменений в Договор об ограничении систем противоракетной обороны.

Президент: Я такого закона не подписывал. Кое-кому в Конгрессе этот договор не нравится. Если бы Конгресс сделал по-своему, они бы сорвали этот договор. А я стараюсь его поддержать. Но нам необходима национальная система ПРО для защиты от государств-изгоев. И мы не можем сделать такую систему, которая работала бы без изменения Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Но я хочу сделать это в сотрудничестве. Я хочу убедить тебя, что это хорошо для нас обоих. Главная цель — защита от террористов и государств-изгоев. Против России она будет неэффективна. Система, которую мы рассматриваем, будет действовать только против 20 ракет. И я, Борис, хочу понять, как бы нам разделить преимущества этого. Насколько я понимаю, через 20 лет у террористов вполне может появиться ядерное оружие. Знаю, что ваши люди со мной не согласны, но я не пытаюсь сорвать договор. Мы по-прежнему пытаемся решить, что технически достижимо для национальной системы ПРО. Но в Америке есть люди, которые бы хотели этот договор сорвать. Я пока не принял никаких решений.

Президент Ельцин: Билл, я получил твое послание. В нем все эти вопросы описываются в невероятных подробностях. Я прочитал все и успокоился. Я все еще верю в тебя.

Попрошу тебя об одном. Оставь Европу России.

США ведь не в Европе. Европа должна быть делом европейцев. А Россия наполовину Европа и наполовину Азия.

Президент: Так тебе еще и Азия нужна?

Президент Ельцин: А то, Билл. Когда-нибудь нам придется и это все обсудить и прийти к соглашению.

Президент: Не думаю, что европейцам это очень понравится.

Президент Ельцин: Не всем. Но я европеец. Я живу в Москве. Москва находится в Европе, и мне это нравится.

Можешь брать все остальные государства и обеспечивать им безопасность. А я возьму Европу и буду обеспечивать безопасность ей. Вернее, не я, а Россия.

Мы покончим с этим конфликтом в Чечне. Я не сказал всего, о чем думал. Я слушал тебя внимательно. Я передохнул заранее. А потом слушал тебя от начала и до конца. Я даже могу повторить все, что ты сказал. Билл, я говорю серьезно. Предоставь Европу самой себе. Европа еще никогда не была такой близкой к России, как сейчас. У нас с Европой нет разногласий, разве что по Афганистану и Пакистану, который, кстати, обучает чеченцев. Это бандиты, головорезы и убийцы. Они насилуют американок. Они отрезают уши и другие части тела заложникам. Мы боремся с такими террористами. Не надо обвинять Россию, что мы поступаем слишком жестко с такими людьми. Есть только два варианта: убить их или судить. Третьего не дано. Но мы можем отдать их под суд и приговорить к 20–25 годам.

-------

Разве что через Грузию; это большая ошибка Шеварднадзе. Или через Азербайджан; и это ошибка Алиева. Они пробираются, прикрываясь именем ислама. У нас свобода вероисповедания, но не для исламского фундаментализма. Эти экстремисты против тебя и против меня. Россия способна защитить всю Европу, включая тех, которые имеют ракеты. Мы подпишем все необходимые договоры с Китаем. Мы не предоставим ядерное оружие Индии. Если мы им дадим подводные лодки, это будут обычные дизельные субмарины, не ядерные, из поколения 935. Вы движетесь в том же направлении. Я думаю о твоем предложении, о том, чем занимаются ваши вооруженные силы. Они избавляются от ядерного топлива, в частности, плутония. Мы должны просто избавиться от него. Как только появляется мысль о том, как сделать бомбы, люди начинают.

Послушай, у России есть силы и интеллект, чтобы знать, как поступать с Европой. Если Иванов останется здесь, он инициирует Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), и я его подпишу. Но в уставе ОБСЕ есть один пункт, с которым я не могу согласиться. Вот какой: из гуманитарных соображений одно государство может вмешиваться в дела другого.

------

Президент Ельцин: Россия согласна вывезти свое имущество и оборудование из Грузии в соответствии с новым договором ДОВСЕ. У меня есть по этому поводу заявление. (Смотрит на Иванова.) Дайте его мне. Я подписал его сегодня. Вернее, вчера поздно ночью. Я люблю работать допоздна.

Президент: Я тоже.

Президент Ельцин: Я знаю, что ты любишь работать допоздна, Билл. Когда ты мне звонишь, я подсчитываю время и говорю себе: уже четыре утра, а он мне звонит. Такая работа позволяет очистить мозги, и тогда чувствуешь себя прекрасно. Я тебя, Билл, не критикую. Президент должен работать усердно.

Президент: Так мы придем к соглашению по ДОВСЕ.

Президент Ельцин: Да.

Президент: Это очень важно. Мы семь лет над этим работали.

Президент Ельцин: Ну вот, Иванов потерял мое заявление в собственном портфеле. Не может найти документ у самого себя.

По поводу устава мы должны сначала на него взглянуть. Устав готов. Но когда страны начнут увязывать устав с финальной декларацией, формулировки которой будут для нас неприемлемы, вот тогда мы и скажем «нет». И ответственность за это в конце концов полностью ляжет на Запад. (Глядя на Иванова.) Давайте сюда. Это записано на бумаге, Билл. И я готов это подписать. Это заявление о том, о чем мы сейчас говорим.

-----
Президент: По поводу чеченской проблемы. Я критиковал меньше, чем другие. Даже сегодня я спросил остальных, как бы они решали ее, если бы это происходило у нас в стране. Это политический вопрос. Возможно, для вас внутри России было бы удобнее послать европейцев ко всем чертям. Но для хороших долгосрочных отношений с Европой было бы лучше продумать, какие политические отношения вы хотите иметь с Европой, и помнить об этом все время, пока вы решаете проблему Чечни.

(no subject)

1. Несогласен по поводу моих постиков. Они не бессвязные. Впечатление бессвязности может быть от цитирования других авторов. В остальном мне проще общаться устно, чем писать, а это тоже может сказаться на тексте.

2. Хочу обратить ваше внимание на следующиее.
Бывшие союзные республики все жалуются, что "советский режим" их тут на 70лет поработил. Послушать так, можно подумать, что вас все 70лет стегали плетками и кормили из корыта, во всем что творилось - виновата Россия.
А Европа жалуется что большевики все 70лет ей угрожали...
Хорошо. Давайте начнем рассуждать об истоках большевизма, откуда он взялся.
Большевизм изобретен не в России. Практически все его теоретики и практики жили или проживали в Европе и сотрудничали со спецслужбами европейских стран. Не надо у меня просить доказательств и документов. Это не конспирология и не домыслы. Разговор на эту тему обширен и тут заводить его смысла нет, материалов в доступе по этому вопросов предостаточно.
Европа все время сама себя будоражит.
Почитать английские газеты 19века, так это ужосс. Царская Россия - угроза нашим мирным ценностям демократии.
Хорошо, не стало РИ, нет "проклятых романовых"
Читаешь европейскую прессу 20го века., и опять на Востоке все плохо: кругом сплошные большевики, они взрывают храмы и завтра придут к нам делать из наших детей коммунистов. Давайте впротивовес Сталину вырастим Гитлера
На наших глазах ушли коммунисты и большевики. Европа ликует, берлинская стена рухнула, все пьют шампанское. Советский тоталитаризм повержен. Пьный Ельцин сидя на коробке из-под ксерокса подписывает документы напечатанные американскими консультантами.
Век 21й, читаешь подборку из европейских интернетпрессы. Блин, да что такое: опять всюду коварные планы Темнейшего, кует в подаалах KGB замыслы вновь поработить нашу миролюбивую демократию. Вон в США уже своего марионеточного Трампа посадил... Ходорковский в Лондоне аки Герцен издает свой "Колокол", американский посол кладет букеты на Кузнецком Мосту около фотки Немцова. Навальный орет в мегафон "мы здеся власть"

(no subject)

^^^
2 июля 2019, Вторник, 03:29

Либеральных лжецов пора призвать к ответу
Либеральных лжецов пора призвать к ответу
Послушайте, но это уже вообще переходит все границы! Вы только посмотрите, до чего договорились либералы на «Эхо Москвы». Вот что на ее сайте написано про депутата Государственной думы Российской Федерации Сергея Гаврилова: «…Он жестоко убивал грузин. И он один из авторов того ужасающего действия, когда на стадионе в Сухуми играли головами грузинских воинов в футбол сепаратисты и российские оккупанты. То есть он от этого не отвертится, на самом деле, как бы он ни хотел очиститься от этого». И это о человеке, который не только никогда не воевал в Абхазии, но и вообще в какой-либо другой горячей точке.

Правда, несут эту дичь не сами журналисты «Эха Москвы» – информационного рупора либералов, а приглашенный ими в студию их «грузинский гость», некий Д. Кочарава. Но что это меняет? Этому лжецу руководство российской радиостанции любезно предоставило эфир и дало возможность открыто клеветать на нашу страну, на депутата российского парламента. При этом поносят не просто депутата, а еще и председателя Межпарламентской ассамблеи православия, которого совсем недавно уже в Тбилиси, куда его пригласило само руководство Грузии, оскорбили в стенах грузинского парламента, чуть не избили, в результате чего российская делегация была вынуждена покинуть страну. И вот «Эхо Москвы» позволяет теперь его гнусно оскорблять уже в Москве, тиражируя в эфире чудовищную ложь о России и ее миротворцах.

Как все выворачивают наизнанку

Но самое поразительное в этой истории тто, что дикий инцидент с «игрой в футбол отрезанными головами» на стадионе в Гаграх в октябре 1992 года и в самом деле был, на «Эхе» только его вывернули наизнанку. О нем упомянул сам президент России Владимир Путин в ходе встречи с американскими журналистами 18 июня 2001 года, когда он рассказал о зверствах, которые творили ворвавшиеся в Абхазию грузинские войска и помогавшие им чеченские сепаратисты.

«У меня остается впечатление, что официальные власти Грузии забыли, как чеченские террористы во время кризиса в Абхазии играли в футбол головами грузин. Такое, к сожалению, произошло», – заявил Путин.
Но чудовищные злодеяния творили в Абхазии и сами грузинские войска. Как известно, 14 августа 1992 г., на территорию Абхазии вторглись вооруженные формирования Госсовета Грузии. Костяк этих формирований состоял из бывших уголовников.

В результате принятых в период правления Гамсахурдии и Шеварднадзе решений об амнистиях, из тюрем было освобождено 18 тысяч из 20, находящихся там заключенных. 14 августа около 11 часов утра в мирный город Очамчыра вошли около пятисот грузинских гвардейцев и колонна из более чем 50 танков. В первые же минуты были разоружены и взяты в заложники 30 абхазов – военнослужащих Внутренних войск Абхазии. Грузинские гвардейцы уничтожили Государственный флаг Абхазии, при этом они танцевали, стреляли в воздух и всячески выражали свою радость, а затем обрушились на местное население. Так, страшным издевательствам, побоям и пыткам подвергся 82-летний Илларион Виссарионович Лабахуа, заслуженный педагог республики. В заложники со своей семьей был взят 70-летний Илья Соломонович Ашуба – мудрый и уважаемый человек, ветеран Великой Отечественной войны, позже его чудом удалось переправить в село Гуада. После избиений и пыток покончил с собой, выпив яд, ветеран труда Алексей Бжания. Был разграблен и сожжен дом пенсионерки Лиды Тарба 65-ти лет.

Тысячи людей были убиты в первые же дни оккупации Абхазии грузинскими войсками. В связи с этим 23 августа 1992 года прокурором Республики Абхазия было возбуждено уголовное дело по фактам геноцида и массовых убийств.

Невозможно перечислить все злодеяния, совершенные вооруженными формированиями Госсовета Грузии на территории Абхазии. Вот лишь несколько примеров зверств грузинской военщины, о которых рассказывают в Абхазии. Нодар Ашуба – майор милиции, в сентябре был взят Охурейскими сванами в центре города и зверски убит – отрезаны уши, вырвано сердце, выбиты глаза. Гриша Маргания и его жена – расстреляны гвардейцами у себя дома. Неделю не давали захоронить трупы. Володя Бигвава – пенсионер. Был расстрелян 15-летним палачом по кличке «Гаврош» на берегу моря. Тамара Какалия – домохозяйка, застрелена в своем дворе бойцами «Мхедриони». Римму Джобава, красавицу-абхазку изнасиловали 8 гвардейцев на глазах у мужа, мегрела Гено Самушия. Он пытался ее защитить. Они отрезали у нее, еще живой, ногу, а затем сожгли дом вместе с Гено и Риммой. Они же убили и сожгли вместе с домом их соседей – Гварамия. Затем была вырезана и сожжена семья турков Буюк-оглы – хозяин, его мать Соня, сестра Валя...

Именно поэтому Россия и была вынуждена вмешаться, чтобы прекратить войну и остановить эти чудовищные зверства. Абхазия не захотела жить вместе с Грузией, и наша страна ее защитила от геноцида.

И сегодня в Грузии Россию называют «оккупантом», а «Эхо Москвы» цинично и безнаказанно тиражирует эту чудовищную ложь!

Ложь как оружие либералов

Сегодня ложь, даже самая чудовищная, стала излюбленным оружием доморощенных либералов, которые любой ценой пытаются расколоть Россию, оболгать ее руководство, чтобы самим пробиться к власти. Для этого они стараются использовать любой повод. Так, в Москве на днях состоялась акция либеральной оппозиции против «полицейского произвола», начатая под предлогом так называемого «дела Голунова», которого сначала задержали по обвинению в распространению наркотиков, но потом, разобравшись, отпустили. Среди прочих участники акции несли плакаты «Правосудие одинаково для всех». Прекрасный лозунг! Но это значит, что правосудие должно быть не только для «оборотней в погонах», но и для других тоже, а значит и для самим либералов, не так ли? Ведь они же сами кричат: «Для всех!» В ответ они, конечно, скажут, что мы же законов не нарушаем, за что же нас судить?

Не нарушаете? А как же насчет клеветнической публикации в адрес Гаврилова? Достаточно открыть сайт «Эха Москвы» (главный редактор господин Алексей Венедиктов) и сразу можно найти целый букет других нарушений Уголовного законодательства РФ. «Оскорбление представителей власти», «Разжигание национальной розни», «Призывы к свержению власти» – за все это в российских законах предусмотрено наказание в виде штрафов или даже лишения свободы. Примеры? Пожалуйста!

Вот, например, что было выложено на сайте «Эха» за один только день 23 июня. Матвей Ганапольский, обращаясь к грузинам в связи с русофобской акцией в Тбилиси, пишет:

«…Так вот, я хочу вам сообщить, что все вы живы только потому, что вас, пока, не убил товарищ Путин. Но, если он захочет, то вы все будете мертвы... И кстати, если он решит, что грузинам надо умереть, то убивать их будут те, кто сейчас турист в Тбилиси и Батуми...»
Каково?! Автор статьи обвиняет гражданина России Владимира Путина и других граждан РФ, которые приехали в Грузию туристами, в причастности к убийствам и в их организации.

Обвинение заведомо ложное, а потому за это предусмотрено наказание. Господин Ганапольский, пожалуйте за решетку! Вы – никакой не журналист, а обыкновенный уголовник.

Ах, в России вас нет? Вы прячетесь на Украине? Так вот почему вы такой отважный! Но тогда за публикацию такой статьи с ложными обвинениями должен ответить руководитель СМИ – господин Венедиктов! Господин Венедиктов, дайте ответ, почему вы размещаете статьи с ложными обвинениями президента России в причастности к убийствам? Вы же так яростно ратуете за свободу журналистов, за недопустимость в их отношении нарушений закона, за презумпцию невиновности, но почему вы считаете, что такими же правами не обладает гражданин РФ Путин, граждане России других профессий, а не только журналисты? Почему в их отношении презумпция невиновности не должна действовать?

Другой пример. Статья Юлии Латыниной, в которой она обвиняет в коррупции известных промышленников Ротенберга и Чемезова, которые будто бы «принялись строить по огромным ценам заводы прошлого века, которые представляют из себя, по сути, фабрики диоксинов. То есть это заводы, которые перерабатывают, в принципе, безобидный пластик, который инертный, который, конечно, очень некрасивый, особенно если он валяется по обочине, но, в принципе, лежит, «каши не просит», не пахнет. Вот если сжечь его при небольшой температуре, как его сжигали в Японии в тех же 60-х годах и как то, что мы собираемся делать, то это переработка биологически инертных материалов в смертельно опасные диоксины. И, собственно, за эту же цену можно купить нормальные заводы, которые всё сжигают при очень больших температурах и в плазме. Но тогда, видимо, отката не получится. Потому что так устроен мир: либо откаты, либо диоксины…»

Снова – никаких доказательств, опять ложные обвинения. Но к ответу Латынину тоже привлечь затруднительно, она, как и Ганапольский, отважно вещает из-за границы.

Но тогда снова вопрос к г-ну Венедиктову, который эти ложные обвинения напечатал.

А вот уже новое оскорбление главы государства в редакционной статье в рубрике без подписи «Серпом по…»:

«…Что Путин может сказать протестующим в Шиесе? Что его мафиозное правление и породило очередную воровскую «реформу», теперь мусорную? Все его чекистское нутро возмущено тем, что люди собираются и сообща отстаивают свои права против «государства», которое Путин понимает как священную частную лавочку для себя и своих друзей».
Тут уже точно также безо всяких доказательств в организации «воровских» махинаций обвиняется уже сам президент. Голунова или Серебренникова ни в чем подозревать и обвинять нельзя, а президента, – пожалуйста! К ответу, г-н Венедиктов!

Как за это наказывают за рубежом

Как известно, Государственная дума приняла закон об административной ответственности за распространение информации, оскорбляющей общество, государство, человеческое достоинство. При этом отмечалось, что такое законодательство существует и в других, в самых «демократических» странах. Германия, например, отличается жесткостью законов против пропаганды ненависти и оскорблений. Там предусмотрена ответственность за отрицание холокоста, богохульство, клевету, пропаганду антиконституционных организаций, оскорбление представителей иностранных государств, что отражено в законопроекте о регулировании соцсетей.

В Германии за нарушение полагается штраф: физическим лицам – до пяти миллионов евро, компаниям – до 50 миллионов. За оскорбление флага, герба или гимна грозит тюремное заключение сроком до трех лет. В Испании за последние три года оштрафовали почти 48 тысяч человек за нарушение статьи закона о «Неуважении к членам и представителям органов безопасности».

В частности, речь шла о неуважении к полицейским. Помимо оскорблений, закон распространяется на лайки и репосты видеороликов с участием стражей порядка и даже съемку на видео неправильно припаркованного патрульного автомобиля.

В Польше за оскорбление президента полагается до трех лет тюрьмы, большой штраф, либо общественные работы. Наказывают также за нелестные отзывы в адрес глав иностранных государств, приехавших в страну с визитом. Так, в 2005 году владельцу одного из местных СМИ пришлось выложить свыше 20 тысяч злотых (5,3 тысячи долларов) штрафа за публикацию, в которой прокуратура усмотрела оскорбление папы Римского, находившегося тогда в Польше. А в 2012-м создатель незаконного сайта о президенте Брониславе Коморовском получил десять месяцев общественных работ.

Тюремные сроки за оскорбление главы государства предусмотрены в Дании, Белоруссии, Венесуэле, Иране, Казахстане, Азербайджане, Кувейте, Бахрейне, Иордании и других странах. В Нидерландах за дурное слово в адрес королевы грозит до пяти лет тюрьмы.

В августе 2012-го один голландец написал в Твиттере неприятные вещи о королеве Беатрикс II и был приговорен к шести месяцам заключения. В Уголовном кодексе Таиланда с 1908 года есть статья 112 «за оскорбление Его Величества». Лица, устно или письменно оскорбившие кого-либо из монаршей семьи, могут получить до 15 лет тюрьмы. По данным местных СМИ, в настоящее время в тюрьмах королевства за оскорбление правящей династии сидит свыше ста человек.

В США нет уголовной статьи за оскорбление в Сети главы государства или других высокопоставленных лиц. Но разжигание межнациональной розни и угрозы преследуются по закону. В этом убедился молодой афроамериканец Донте Жамар Симс из Шарлотта (Северная Каролина): его приговорили к шести месяцам тюрьмы и году условно за несколько твитов с угрозами в адрес занимавшего тогда пост президента США Барака Обамы. «Секретные службы не смогут защитить Барака, когда я нашпигую его лоб пулями», – бахвалился Симс. Полицейского из Аризоны Пэта Шерера понизили в звании после того, как он разместил в фейсбуке фото футболки с изображением Барака Обамы, изрешеченной пулями. А 28-летний Джарвис Бриттон из Алабамы провел за решеткой год за твит с призывом: «Давайте убьем президента цианидом». Защита уверяла, что это была лишь шутка, однако суд с доводом не согласился. Жителя Пенсильвании Николаса Савино продержали в тюрьме около года за то, что он оставил на сайте Белого дома пост следующего содержания: «Президент Обама – Антихрист. Нарушив конституцию, ты уйдешь или же тебя пристрелят».

Так почему же у нас на «Эхе Москвы» под видом «свободы слова» продолжают безнаказанно клеветать, обливать грязью и ложно обвинять в самых чудовищных преступлениях депутатов, оскорбительно отзываться о главе государства?

Почему этим клеветникам все сходит с рук?

Интервью Путина Фаннейшл Таймс

Понравилось. Думаю это надо сохранить. Живой язык, приятный и грамотный диалог. Каждое слово выверено, имеет значение. Нет общих фраз. Все рассуждения четки и конкретны.

^^^

Л.Барбер: Вы считаете, что мир стал более фрагментированным?

В.Путин: Конечно, ведь во времена «холодной войны» – было плохо, что была «холодная война», это правда, – но были хотя бы какие‑то правила, которых все участники международного общения так или иначе придерживались или старались придерживаться. Сейчас, похоже, правил вообще не существует.

В этом смысле мир стал более фрагментированным и менее предсказуемым, что самое главное и что самое печальное.

Л.Барбер: Мы вернёмся к теме мира без правил, фрагментации, более транссанкционного мира.

Во-первых, господин Президент, скажите нам, а чего Вы хотите достичь в Осаке с точки зрения Ваших взаимоотношений с другими участниками? Каковы Ваши основные цели этой встречи на высшем уровне?

В.Путин: Мне бы очень хотелось, чтобы все участники этого мероприятия, а «двадцатка», на мой взгляд, сегодня ключевой международный форум, который посвящён вопросам развития мировой экономики, чтобы все участники «двадцатки» подтвердили своё намерение, хотя бы намерение, вырабатывать общие правила, которых все будут придерживаться, и показали бы своё стремление и желание к укреплению международных финансовых и торговых институтов.

А всё остальное – детали, которые так или иначе прикладываются к основным темам. Мы поддерживаем председательство Японии, безусловно. Всё, что касается развития современных технологий, информационного мира, информационной экономики, вплоть до внимания наших японских коллег к вопросам долголетия, к экологии, – всё это чрезвычайно важно. Мы, безусловно, будем это поддерживать, будем принимать участие во всех этих дискуссиях.

Хотя, конечно, в современных условиях трудно ожидать каких‑то прорывных решений или судьбоносных решений, на это вряд ли мы можем сегодня рассчитывать. Но хотя бы, во всяком случае, есть надежда на то, что можно в ходе этих общих дискуссий и двусторонних встреч сгладить имеющиеся противоречия и создать фундамент, основу для позитивного движения вперёд.

Л.Барбер: У Вас будет встреча с Мухаммедом Бен Салманом в Осаке. Можем ли мы ожидать продления действующего соглашения по добыче нефти, ограничений по добыче?

В.Путин: Как вы знаете, Россия не является членом ОПЕК, хотя мы, конечно, один из крупнейших производителей. Мы добываем сегодня, по‑моему, 11,3 миллиона баррелей в сутки. Правда, Штаты сейчас нас уже немножко обогнали. Но мы считаем, что наши договорённости с Саудовской Аравией и вообще с ОПЕК в целом по стабилизации добычи сыграли положительную роль в стабилизации и прогнозировании ситуации на рынке.

Думаю, что в этом заинтересованы как страны – производители энергоресурсов, нефти в данном случае, так и потребители, потому что, на мой взгляд, чего сегодня точно не хватает, [так] это стабильности. А наши договорённости с Саудовской Аравией, с другими участниками-членами картеля, они, безусловно, этой стабильности способствуют.

А будем ли мы продлевать или нет – в ближайшие несколько дней вы об этом узнаете. Я только что, перед тем как прийти к вам, проводил как раз встречу с руководителями наших крупнейших нефтяных компаний и с руководством Правительства России как раз по этому вопросу.

Л.Барбер: Они несколько разочарованы? Они же любят наращивать добычу, верно?

В.Путин: Они проводят умную политику. И дело не в наращивании, которое, безусловно, является важной составляющей работы крупных нефтяных компаний, дело в ситуации на рынке в целом. Они оценивают ситуацию в комплексе, смотрят на свои доходы и расходы. Конечно, они думают о развитии отрасли, о своевременных инвестициях, о привлечении, использовании новейших технологий, думают о том, как создать условия большей привлекательности для инвесторов в эту отрасль, важнейшую отрасль.

Но, скажем, кардинальный всплеск цены либо чрезвычайно драматическое падение цены, они не приведут к стабильности на рынке и не будут способствовать инвестициям. Поэтому мы рассматривали сегодня все вопросы в комплексе.

Л.Барбер: Господин Президент, Вы наблюдали четырёх американских президентов очень близко, и, может быть, даже пять президентов. Вы имели прямой опыт общения с ними. Насколько господин Трамп отличается от предшественников?

В.Путин: Каждый из нас отличается друг от друга. Нет одинаковых людей, как нет одинаковых отпечатков пальцев. У каждого есть свои преимущества, о недостатках пускай судят их избиратели, но в целом у меня были достаточно добрые и ровные отношения со всеми главами Соединённых Штатов. С кем‑то я общался больше, с кем‑то меньше.

Но самый первый опыт общения с американскими президентами – это был Билл Клинтон. В принципе для меня это было положительно. И у нас на короткий период, поскольку он уже заканчивал свою работу, сложились достаточно ровные и деловые отношения. Я был совсем молодым президентом, только что приступившим к работе. До сих пор вспоминаю, как он очень по‑партнёрски выстраивал со мной отношения. Я ему за это очень благодарен до сих пор.

Со всеми другими коллегами – были разные времена, и разные проблемы нам приходилось решать. К сожалению, чаще всего в спорах, и у нас не было совпадений мнений по некоторым вопросам, которые, безусловно, и для нас, и для США, и для всего мира, я думаю, можно назвать ключевыми. Например, вопрос об одностороннем выходе Соединённых Штатов из Договора по противоракетной обороне, который, мы всегда считали и я уверен и сегодня, являлся краеугольным камнем всей международной безопасности.

Мы долго дискутировали на эту тему, спорили, предлагали разные решения, во всяком случае, я со своей стороны предпринимал очень энергичные попытки убедить наших американских партнёров не выходить из Договора, а если уж выходить, то таким образом, чтобы обеспечить международную безопасность на длительный исторический период.

Предлагал, я уже говорил публично об этом, повторю ещё раз, потому что считаю очень важным, предлагал совместную работу по противоракетной обороне, причём на троих – США, Россия и Европа. С конкретными параметрами этого сотрудничества, с определением ракет опасных направлений, с обменом технологией, с выработкой механизмов принятия решений и так далее. Это были совершенно конкретные предложения.

Убеждён, что, если бы американские наши партнёры тогда приняли его, мир сегодня был бы другим. Но, к сожалению, этого не произошло. Мы видим другое развитие ситуации, связанное с развитием новейших вооружений, новейших военных технологий. Ну что же, но это не наш выбор. Но сегодня хотя бы надо сделать всё, для того чтобы не обострять ситуацию.

Л.Барбер: Господин Президент, Вы изучали историю, Вы обсуждали многие часы разные вопросы с Генри Киссинджером, и Вы читали его книгу «Мировой порядок». Но с господином Трампом появилось нечто новое, более транссанкционное. Он очень критично относится к альянсам и к союзникам в Европе. Это выгодно для России?

В.Путин: Спросите лучше: что выгодно для Америки в данном случае? Господин Трамп, он же не карьерный политик, у него своё видение мира и своё видение национальных интересов США. Я, например, не согласен со многими способами решения проблем, которые он использует. Но знаете, в чём дело, на мой взгляд? Он талантливый человек. Он очень тонко чувствует, что ждёт от него избиратель.

Россию обвиняли и, несмотря на доклад Мюллера, продолжают, как ни странно, и дальше крутить эту пластинку с обвинениями России, связанные с мифическим вмешательством в выборы США. На самом деле что там произошло? Господин Трамп в отличие от его оппонентов тонко почувствовал, что произошло в американском обществе, тонко почувствовал изменения внутри американского общества, и он это использовал.

Мы с вами беседуем накануне «двадцатки», это экономический форум, и наверняка так или иначе там будут опять звучать вопросы, связанные с глобализацией, с мировой торговлей, с мировыми финансами.

А кто‑нибудь задумывался о том, какие преференции и кто, и как получил в результате глобализации, свидетелями и участниками которой мы являлись на протяжении предыдущих, скажем, 25 лет начиная с 90‑х годов?

Китай воспользовался этой глобализацией, в том числе и для того, чтобы вытащить из нищеты, из бедности миллионы китайцев.

Как и что произошло в Соединённых Штатах? Там, в Соединённых Штатах, эти преференции получили ведущие американские компании. Но именно компании, их менеджмент, их акционеры, их партнёры. Средний класс в Америке мало что получил от глобализации. Реальные заработные платы – наверное, мы ещё затронем реальные заработные платы в России, которые тоже нуждаются в особом внимании со стороны Правительства России, – но в Соединённых Штатах средний класс не получил никаких преференций от этой глобализации, он остался в стороне при разделе этого «пирога».

И команда Трампа это точно и чётко почувствовала, и они использовали это в ходе предвыборной борьбы, – вот где надо искать причины победы Трампа на выборах, а не в мифическом вмешательстве со стороны. Вот о чём, мне кажется, надо говорить, в том числе, кстати говоря, и применительно к мировой экономике.

Вот здесь, может быть, кроются его на первый взгляд экстравагантные решения в сфере экономики и взаимодействия даже с партнёрами и союзниками. Но он считает, что распределение ресурсов, распределение доходов от этой глобализации в последнее десятилетие было несправедливым в отношении Соединённых Штатов.

Я сейчас не хочу говорить, справедливо это или несправедливо, не хочу давать оценок того, что он делает, правильно это или неправильно. Мне хочется понять вместе с вами его мотивы поведения, в этом же был Ваш вопрос. Может быть, как раз в этом и заключается его неординарное поведение.

Л.Барбер: Я определённо хотел бы вернуться к обсуждению российской экономики. Но то, что Вы сказали, это абсолютно увлекательно. Президент России защищает глобализацию, в то время как Президент Трамп атакует глобализацию и говорит о том, что Америка должна быть первой. Как Вы объясните этот парадокс?

В.Путин: Я не думаю, что парадоксом является то, что он хочет, чтобы Америка была первой. Я хочу, чтобы Россия была первая, это же не воспринимается как парадокс, так что здесь ничего особенного нет. А то, что он борется с какими‑то проявлениями глобализации, я только что об этом сказал. Видимо, он исходит из того, что результаты глобализации могли бы быть для Соединённых Штатов гораздо лучше, чем они есть на самом деле. И они не приносят, эти результаты глобализации не приносят Соединённым Штатам ожидаемого эффекта, и он начинает с отдельными её элементами вести вот эту кампанию и бороться. Это касается всех, прежде всего крупных участников международного экономического общения, в том числе и союзников.

Л.Барбер: Господин Президент, Вы проводили очень много встреч с Президентом Си, Президентом Китая. Россия и Китай определённо стали гораздо ближе друг к другу. Не кладёте ли вы слишком много яиц в китайскую корзину? Потому что российская международная политика, внешняя политика, в том числе и под Вашим руководством, всегда считала добродетелью ведение переговоров с каждым и со всеми.

В.Путин: Во‑первых, у нас яиц достаточно, а корзин, куда их можно раскладывать, не так уж и много, – это первое.

Второе, мы всегда оцениваем риски.

В-третьих, наши отношения с Китаем не продиктованы сиюминутной политической либо какой другой конъюнктурой. Обращаю Ваше внимание на то, что Договор о дружбе с Китаем был подписан в 2001 году, если мне не изменяет память, задолго до сегодняшней ситуации, задолго до сегодняшних, мягко скажем, споров в сфере экономики между Соединёнными Штатами и Китаем.

Нам не нужно ни к чему присоединяться и не нужно против кого бы то ни было выстраивать свою политику. Мы вообще с Китаем не выстраиваем политику против кого бы то ни было. Мы просто последовательно реализуем наши планы по развитию сотрудничества, с 2001 года мы это делали, и мы просто идём последовательно по реализации этих планов.

Посмотрите, что там написано. Мы ничего не сделали того, что выскакивает за рамки этих договорённостей. Так что здесь нет ничего необычного, и не нужно в сближении Китая и России искать какой‑то подтекст. Конечно, мы смотрим на то, что происходит в мире сегодня, у нас совпадающая позиция по целому ряду вопросов сегодняшней мировой повестки дня, в том числе и по вопросам отношения к соблюдению общепринятых правил – в торговле, международных финансах, в расчётах.

«Двадцатка» сыграла очень заметную роль. С 2008 года на первых порах своего существования, когда разразился кризис финансовый, «двадцатка» сделала много полезного как раз в сфере стабилизации мировых финансов, сделала много полезного с точки зрения развития мировой торговли, стабилизации в этой сфере, имею в виду налоговую составляющую мировой повестки, борьбы с коррупцией и так далее. Мы как раз вот этого и придерживаемся – и Китай, и Россия.

«Двадцатка» много сделала, продвигая изменения квот, скажем, в Международном валютном фонде, в Мировом банке. И это является общим и для России, и для Китая. С учётом глобального роста доли развивающихся рынков в мировой экономике это является справедливым и правильным, мы изначально придерживались такой позиции. И мы рады тому, что это развивается, идёт в соответствии с тем, как меняется ландшафт мировой торговли.

Смотрите, за последние 25 с небольшим лет – 25 лет, по‑моему, – доля стран «семёрки» сократилась с 58 процентов до 40 процентов мирового ВВП. Но это должно отразиться как‑то в международных институтах. Это общая позиция и России, и Китая. Это справедливо, ничего здесь особенного нет.

Да, у нас много совпадающих интересов с Китаем, это правда. Этим продиктованы наши столь частые контакты с Председателем Си Цзиньпином. Конечно, у нас и личные отношения сложились очень добрые, это естественно.

Так что мы идём как бы в струе нашей общей двусторонней повестки, которая сформирована была ещё в 2001 году, но оперативно реагируем на то, что происходит в мире. Но мы никогда не выстраиваем двусторонние отношения против кого бы то ни было. Мы не против кого‑то, а за себя самих.

Л.Барбер: На самом деле это очень сильная линия, но Вы знакомы с книгой Грэхама Аллисона об опасности, о ловушке, связанной с рисками военного конфликта доминирующей державы и появляющейся державы, зарождающейся – США и Китаем. Как Вы думаете, существует ли риск военного конфликта между Америкой и Китаем в наше время?

В.Путин: Вы знаете, вся история человечества связана с военными конфликтами, но после появления ядерного оружия риск глобальных конфликтов всё‑таки понизился именно в силу возможных глобальных трагических последствий для всего человечества в случае возникновения такого конфликта между ядерными державами. Я надеюсь, что до этого не дойдёт.

Хотя, конечно, мы должны признать, что вопрос не только в китайских субсидиях промышленности, с одной стороны, либо в тарифной политике Соединённых Штатов, с другой стороны. Нет, речь идёт прежде всего, конечно, о разных платформах развития, я бы сказал так аккуратно, в Китае, с одной стороны, и Соединённых Штатах, с другой стороны. Разные истории, Вы как историк, думаю, со мной согласитесь, в разной философии, может быть, и внутренней, и внешней политике.

Но я Вам знаете что хотел бы сказать, мои личные наблюдения, они не выстраиваются сейчас в порядке союзнических отношений с одними или конфронтации с другими, но я просто смотрю на практике, что происходит: Китай проявляет достаточную лояльность и гибкость, в том числе и со своими партнёрами, и с оппонентами. Может быть, в этом просто исторические особенности китайской философии, подхода к выстраиванию отношений с кем‑то.

Поэтому я не думаю, что со стороны Китая возникнут какие‑то угрозы подобного рода. Просто не могу себе этого представить. Но насколько способны будут Соединённые Штаты набраться терпения и не принимать резких решений, а с уважением относиться к своим партнёрам, даже если в чём‑то они с этим не согласны, мне трудно сказать. Но надеюсь, ещё раз хочу это повторить, надеюсь, что ни до какой военной конфронтации не дойдёт.

Л.Барбер: Контроль над вооружениями. Мы знаем, что соглашение [по контролю над вооружениями] находится под угрозой. Есть ли какое‑либо место и возможность, для того чтобы Россия сыграла свою роль в достижении договорённостей о сокращении и контроле за вооружениями или есть новый риск, связанный с гонкой ядерных вооружений?

В.Путин: Думаю, что такой риск есть.

Я уже сказал, Соединённые Штаты вышли в своё время в одностороннем порядке из Договора по противоракетной обороне. Теперь в одностороннем порядке также фактически вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Хотя на этот раз они решили не просто выйти, а найти причину в виде России. Думаю, что Россия здесь вообще не имеет никакого для них значения, потому что вот этот театр, военный театр Европы, вряд ли сейчас представляет какой‑то большой интерес для Соединённых Штатов, несмотря на расширение НАТО и несмотря на увеличение натовских контингентов у наших границ. Но факт остаётся фактом: США выходят из этого Договора, вышли фактически. Теперь на повестке дня Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, СНВ‑3. Мы, надеюсь, с Дональдом поговорим, если удастся увидеться сейчас в Осаке, на этот счёт.

Мы сказали, что готовы к переговорам, готовы к продлению этого Договора между Соединёнными Штатами и Россией, но пока ничего мы не видим, никакой инициативы со стороны наших американских партнёров – ничего нет, а в 2021 году он закачивается. Если сейчас переговоры не будут начаты – всё, он «умрёт», потому что времени просто не будет даже для формальностей.

Последний наш разговор с Дональдом говорит о том, что американцы вроде бы заинтересованы в этом, но никаких практических шагов не делается. Так что если и этот Договор прекратит своё существование, то, по сути, в мире вообще не будет никаких инструментов, сдерживающих гонку вооружений. И это плохо.

Р.Барбер: Именно так: перчатки сняты.

Есть ли какой‑либо шанс трёхстороннего соглашения между Китаем, Россией и США по вопросам ядерных вооружений средней дальности? И Вы бы поддержали такое соглашение?

В.Путин: Я с самого начала сказал, что мы поддержим любое соглашение, которое пошло бы на пользу делу, а этим делом является сдерживание гонки вооружений.

Но надо признать, что уровень и развитие ядерных сил в Китае пока гораздо ниже, чем в США и в России. Китай – огромная держава, она в состоянии нарастить свой ядерный потенциал. Наверное, так и будет когда‑нибудь, но сегодня уровень наших потенциалов трудно сопоставим. Ведущими ядерными державами являются Россия и Соединённые Штаты, поэтому и Договор заключался между нашими странами прежде всего. А присоединится Китай к этой работе или нет, Вы спросите, пожалуйста, у наших китайских друзей.

Л.Барбер: Россия является и частью Азии, и Европы, и Вы видели, что делает Китай в части, касающейся наращивания своих военно‑морских сил.

Каким образом вы будете справляться с этими потенциальными проблемами на Тихом океане, территориальными спорами? Есть ли у России какая‑либо роль, которую она могла бы сыграть в этой новой структуре безопасности?

В.Путин: Вы сейчас сказали про наращивание военно‑морских сил Китая. У Китая общие военные расходы, если мне тоже не изменяет память, 117 миллиардов долларов. У США – свыше семисот. И вы хотите всех напугать ростом военной мощи Китая? Но пока это не работает при таких военных расходах, это не работает.

Что касается России, то у России и на Тихом океане флот, он будет развиваться в соответствии с нашими планами. Мы, конечно, реагируем на то, что происходит в мире, на то, что происходит в отношениях между другими странами, мы это видим. Но это не меняет наших планов развития Вооружённых Сил, в том числе на Дальнем Востоке России.

Мы чувствуем свою самодостаточность, мы уверены в себе. Мы крупнейшая континентальная держава. Но на Дальнем Востоке расположена российская база атомных подводных лодок, мы там развиваем свой оборонный потенциал в соответствии с нашими планами, в том числе для того, чтобы обеспечить безопасность Северного морского пути, который мы собираемся развивать.

Здесь мы намерены привлекать к этой работе многих наших партнёров, в том числе и китайских партнёров. Мы не исключаем, что можем договориться и с американскими перевозчиками, и с Индией, которая тоже проявляет интерес к этому Северному морскому пути.

Мы скорее настроены на сотрудничество в Азиатско‑Тихоокеанском регионе, и у меня есть все основания полагать, что Россия сможет вносить существенный, заметный и позитивный вклад в стабилизацию ситуации.

Л.Барбер: Не могли бы мы обратиться к Северной Корее? Как Вы оцениваете текущую ситуацию и считаете ли Вы, что в конечном итоге любая сделка или любая договорённость должна признавать тот факт, что у Северной Кореи есть ядерное оружие, или же это невозможно? И что полное ядерное разоружение невозможно?

Господин Президент, я задаю Вам этот вопрос, потому что у России есть пусть маленькая, но всё‑таки граница на суше с Северной Кореей.

В.Путин: Вы знаете, от того, признаём мы Северную Корею в качестве ядерной державы или нет, количество ядерных боезапасов у неё не уменьшится. Нам нужно исходить из реалий, а реалии таковы, что это в принципе представляет угрозу для международного мира и безопасности.

Но возникает другой вопрос: откуда эта проблема взялась? Ведь после трагических событий в Ливии, в Ираке у многих стран появилось естественное желание обеспечить свою безопасность любой ценой, во что бы то ни стало.

Нам нужно сейчас говорить не о том, как нам заставить Северную Корею разоружиться, а нужно подумать о том, как обеспечить безусловную безопасность Северной Кореи, как сделать так, чтобы любая страна в мире, в том числе Северная Корея, чувствовала себя в безопасности, чувствовала себя защищённой нормами международного права, которые неукоснительно соблюдаются всеми участниками международного общения, – вот о чём надо думать.

Нужно подумать о гарантиях, и на этой базе вести переговоры с Северной Кореей. Набраться терпения, проявляя к ней уважение, с одной стороны, а с другой стороны, понимая угрозы, которые в этой связи возникают, в связи с ядерным статусом и наличием ядерного оружия.

Конечно, эта ситуация чревата какими‑то непредсказуемыми вариантами развития событий, и их надо избежать.

Л.Барбер: Вы, очевидно, размышляли по этой теме как опытный аналитик и стратег в области международной безопасности и политики. Как Вы рассматриваете ситуацию с безопасностью на севере Азии в течение 50 лет, учитывая интересы России, Китая, Кореи и Японии?

В.Путин: Вы сейчас только правильно отметили: у нас небольшая, но всё‑таки граница общая есть с Северной Кореей, это нас касается напрямую. Если США находятся за океаном, даже Великобритания далековато так, прямо скажем. Мы‑то прямо здесь, в этом регионе, и ядерный северокорейский полигон, кстати говоря, не так уж далеко от нашей границы находится. Поэтому нас это касается напрямую, и мы, разумеется, всё время на эту тему думаем.

Я хочу вернуться всё‑таки к предыдущему своему ответу. Надо с уважением отнестись к законным озабоченностям Северной Кореи в смысле обеспечения её безопасности. Надо проявить к ней уважение и найти такой способ обеспечения безопасности, в котором Северная Корея будет уверена. И если это будет сделано, поверьте мне, ситуация будет развиваться так, как, может быть, сегодня никто не ожидает.

Вспомните, как развивалась ситуация с Советским Союзом после начала политики детанта. Ну что ещё нужно говорить на эту тему?

Л.Барбер: Господин Президент, Вы находитесь во власти, были очень близко к власти. Вы на самом деле, по‑моему, в Давосе, когда мы встречались, сказали, что, может быть, Вы не у власти сейчас, но заказываете музыку.

Проведя столько лет на самом верху или вблизи самого верха, увеличилась ли Ваша готовность принимать риск, Ваш так называемый аппетит к риску?

В.Путин: Ни увеличилась, ни снизилась. Риск всегда должен быть оправданный. Но это не тот случай, когда можно применить известную весёлую расхожую фразу: кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Это не тот случай. Риск, наверное, неизбежен, когда нужно принимать какие‑то решения. В зависимости от того, насколько это крупное решение, и риск может быть небольшим либо серьёзным.

Без риска не обходится принятие ни одного решения. Но прежде чем рисковать, нужно как следует всё взвесить. Поэтому риск на основе анализа ситуации, риск на основе прогноза последствий от принимаемых решений возможен и даже неизбежен. Глупый риск, без учёта реальной ситуации и без ясного понимания последствий, неприемлем, потому что он может поставить под удар интересы большого количества людей.

Л.Барбер: Насколько высок был сирийский риск, когда Вы приняли решение вмешаться в ситуацию?

В.Путин: Достаточно большой. Но, конечно, я об этом предварительно хорошо подумал, взвесил все обстоятельства, все за и против. Взвесил кто, что и как будет складываться вокруг России, каковы последствия, говорил на этот счёт со своими помощниками, с министрами, причём с министрами не только силового блока, но и с другими руководителями. В конечном итоге посчитал, что позитивный эффект от нашего активного участия в сирийских делах будет для России, для интересов Российской Федерации гораздо больше, чем невмешательство и пассивное наблюдение за тем, как международный террористический интернационал будет усиливаться у наших границ.

Л.Барбер: А какова отдача от того риска, который вы взяли на себя в Сирии?

В.Путин: Я считаю, что хорошая, позитивная. Мы добились даже большего, чем я ожидал. Во‑первых, уничтожено большое количество боевиков, которые планировали вернуться в Россию, – речь идёт о нескольких тысячах человек, – в Россию либо в соседние страны, с которыми у нас нет визового режима. И то, и другое для нас одинаково опасно. Это первое.

Второе: мы всё‑таки добились стабилизации ситуации в регионе, который близок от нас географически. Это тоже чрезвычайно важно.

И мы, таким образом, напрямую повлияли на обеспечение безопасности самой России внутри нашей страны – это третье.

Четвёртое: мы установили достаточно хорошие, деловые отношения со всеми странами региона, и наши позиции в регионе Ближнего Востока стали стабильнее. У нас действительно выстроились очень добрые, деловые, партнёрские, а во многом даже с элементами союзничества отношения со многими странами региона, включая не только Иран и Турцию, но и другие страны.

Прежде всего это касается Сирии: мы всё‑таки сохранили сирийскую государственность, не допустили там хаоса, например, Ливии. Если бы произошло обратное, худшее, то и для России это имело бы негативные последствия.

Я уже не говорю, скажу прямо об этом, чего скрывать, о мобилизации наших Вооружённых Сил. Наши Вооружённые Силы получили такую практику, которую невозможно было бы себе представить ни при каких учениях в мирной обстановке.

Л.Барбер: Вы сторонник того, чтобы господин Асад остался у власти? Или же мы можем увидеть поддержку со стороны России перехода власти к другому лицу, что не будет так, как в Ливии?

В.Путин: Я сторонник того, чтобы сирийский народ самостоятельно определил свою судьбу. Но при этом я бы очень хотел, чтобы все наши действия извне были продуманными и так же, как в случае с рисками, о которых Вы меня спросили, они были бы прогнозируемыми и понятными, чтобы мы хотя бы следующий шаг просчитали.

Мы совсем недавно с прежней американской администрацией когда говорили на эту тему и задавали вопрос: ну хорошо, предположим, Асад уйдёт сегодня, что завтра? – Ваш коллега правильно сделал, что засмеялся, потому что ответ смешной, Вы даже не представляете какой. Ответ был такой: мы не знаем. Но если вы не знаете, что будет завтра, зачем сплеча рубить сегодня? Вот это кажется примитивным, но именно так обстоит дело.

Поэтому мы предпочитаем как следует продумать, посмотреть и никуда не спешить. Конечно, мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что происходит внутри Сирии. Там есть внутренние причины этого конфликта, и они должны быть разрешены. Но движение должно быть с обеих сторон, я имею в виду конфликтующие стороны.

Л.Барбер: Господин Президент, тот же самый аргумент применим к Венесуэле? Иными словами, Вы не готовы увидеть переход власти к другому лицу в Венесуэле? И Вы абсолютно привержены Президенту Мадуро?

В.Путин: Вы знаете, мы так хорошо начали. Вы только не сердитесь за то, что сейчас скажу, не будете на меня сердиться? Мы начали так хорошо и, в общем, как‑то так по‑серьёзному, а сейчас Вы всё больше и больше переходите на какие‑то штампы в отношении России.

Но мы не имеем отношения к тому, что происходит в Венесуэле, понимаете?

Л.Барбер: Но тогда что делают в Каракасе советники?

В.Путин: Сейчас скажу, если Вы мне дадите возможность договорить, я Вам скажу. Вообще проблем здесь никаких нет.

Мы в Венесуэле ещё при [Президенте] Чавесе продавали оружие, нормально продавали без всяких ограничений и без всяких проблем, делали это абсолютно легально, как положено в мире это делать, как все делают, как те же американцы делают, британцы делают, китайцы делают, Франция делает – и мы так же, мы продавали Венесуэле.

У нас есть контракты, в контрактах прописано, что и как мы должны делать по обслуживанию этой военной техники, что мы должны обучить там специалистов, мы должны поддерживать в нормальном состоянии боеспособном технику и так далее. Мы её обслуживаем, эту технику. Я уже много раз и нашим американским партнёрам об этом сказал: там нет наших войск. Понимаете? Специалисты есть, есть инструкторы, да, они работают. Причём совсем недавно, по‑моему, неделю назад, группа выехала оттуда наших советников и специалистов, они уехали оттуда. Через какое‑то время могут ещё появиться.

У нас есть определённые договоренности там, самолёты иногда наши туда летают, в порядке тренировки принимают участие, – всё. Мы что, там руководим действиями повстанцев, как это делают наши некоторые партнёры, или мы руководим действиями Президента Мадуро? Он Президент, зачем его действиями руководить? Он сам всеми руководит. Хорошо или плохо – это другое дело, мы даже не даём оценок.

Думаю, что с точки зрения экономики там многое можно было бы сделать по‑другому. Но мы не лезем туда, это не наше дело. Мы вложили туда несколько миллиардов, наши компании вложили туда несколько миллиардов, в основном в нефтяной сектор. Ну и что? Другие страны тоже вкладывают.

Такое складывается впечатление, что всё на российских штыках там держится. Это неправда, это не имеет ничего общего с действительностью. Где все эти самопровозглашённые президенты, лидеры оппозиции? Кто‑то убежал в посольства иностранные, кто‑то куда‑то спрятался, кто‑то ещё куда‑то спрятался. Мы‑то здесь при чём? Это венесуэльцы сами должны там разобраться между собой, вот и всё.

Л.Барбер: Я просто применил Вашу теорию и Ваш опыт к тому, что произошло в Ливии и в Ираке, к Венесуэле.

И, следовательно, логически рассуждая, Вы могли бы сказать: мы привержены господину Мадуро, потому что мы не хотим, чтобы режим менялся извне, силами извне. Это позиция России, или вы готовы сказать, что «мы готовы поддержать такой переход к власти, потому что у нас важные интересы в нефтегазовом секторе в Венесуэле»?

В.Путин: Мы готовы на любое развитие в любой стране, в том числе и в Венесуэле, если это происходит по внутренним правилам, в соответствии с законами этой страны, Конституцией и в соответствии с волей народа той или другой страны.

Вот если бы в той же Ливии либо в Ираке не было вмешательства, я не думаю, что там был бы развал государственности. Но не было бы в Ливии этого, там совсем другая была ситуация. Да, может быть, там Каддафи книжки писал свои, теории излагал и так далее, что не соответствовало, да и практика не соответствовала европейскому или американскому пониманию демократии.

Кстати говоря, сейчас недавно услышали от Президента Франции, что, оказывается, американская модель демократии сильно отличается от европейской. Так что нет единых стандартов демократии, нет. А Вы хотите, ну не Вы, а наши партнёры на Западе хотели, чтобы в регионе, скажем, в той же Ливии, были такие же стандарты демократии, как в Европе или в США? Там одни монархии кругом, либо это что‑то похожее на то, что было в Ливии.

Но, послушайте, Вы как историк наверняка в душе со мной согласны, не знаю, Вы сейчас согласитесь с этим публично или нет, но невозможно навязывать людям в Северной Африке, которые никогда не жили в условиях демократических институтов Франции либо Швейцарии, то, что там применяется и жизнеспособно.

Невозможно это, правда? А им пытались нечто подобное навязать. Либо вообще что‑то такое, о чём они понятия не имеют, никогда не слышали. Всё это привело к конфликту, к межплеменным противоречиям. До сих пор в Ливии идёт война, по сути дела.

Ну и зачем же нам то же самое делать в Венесуэле? Или мы что, хотим вернуться к «политике канонерок»? Зачем это? Это что, в современном мире нужно так унижать латиноамериканские народы, чтобы навязывать им извне формы правления либо каких‑то лидеров?

Мы, кстати, работали с Президентом Чавесом, потому что он был президент, но мы не с Чавесом как физическим лицом работали, а мы с Венесуэлой работали, поэтому и вкладывали определённые деньги в нефтяную сферу.

Кстати говоря, ведь когда вкладывали деньги в нефтяную сферу, планировали поставлять нефть куда? Там же, Вы знаете, особенная нефть, и в основном идёт на американские заводы. Чего здесь такого плохого? Планировали сделать так, чтобы нефтегазовая сфера в Венесуэле работала ритмично, прогнозируемо, уверенно, чтобы обеспечить поставки на те же американские заводы. Чего же здесь плохого, я не понимаю?

Там возникли проблемы внутри сначала экономические, потом внутриполитические. Пусть они сами разберутся, и демократическим способом эти лидеры придут к власти. Но если вот так взять: человек вышел на площадь, глаза к небу поднял и объявил себя президентом. Но давайте сделаем так в Японии, сделаем так в США, в Германии – что будет? Хаос будет во всём мире, понимаете? Но с этим же невозможно не согласиться: будет просто хаос. Разве так можно?

Нет, сразу начали поддерживать человека. Может, он очень хороший человек. Он замечательный, может быть, и планы у него хорошие. Но разве достаточно того, чтобы он вышел на площадь и объявил себя президентом, сразу весь мир должен его поддерживать как президента? Надо ему сказать: иди на выборы, выиграй выборы, и будем с тобой работать как с главой государства.

(no subject)

^^^Крым еще при власти президента Виктора Януковича перестраивали под американскую военно-морскую базу и готовились выгнать из полуострова Черноморский флот Российской Федерации. Об этом в эфире «UkrLife» заявил политолог Михаил Погребинский.

По его словам, разговоры о пророссийскости Януковича смешны, потому что он был сторонником выхода ЧФ из Крыма.

«Черноморскому флоту отказали бы в продлении, и там был бы американский флот. Представить себе лидеров российского государства, которые в страшном сне не подумали бы, что это будет. Не Путин – другой бы на его месте помогал бы организовать историю с переходом Крыма в состав России… Сама по себе тема, которая не раз ставилась людьми, пришедшими к власти, о том, что Черноморский флот должен уйти… Мы же понимаем, что это означало бы для России, мы не могли этого не учитывать. А я знал точно, что те, кто пришел к власти, они говорили о том, что мы выгоним.^^^
https://inforuss.info/v-kieve-podtverdili/?fbclid=IwAR0KBs6eX96N5J02GE9dtFRoqT9AEe9zw7asYyK5wN08LNypO3TZnnKtyKQ

Посмотрим, посмотрим

Я скептик до различных сивилл. Но в роли сивиллы выступает профессор МГИМО. Но только то что он говоиит слышится не в первой.
Целиком я перепечатыаать не стану, даду только ссылку. Если в кратце, то профессор обещает нам в 2020-22гг "потрясения и смену режЫма" - в общем излюбленная тема. Все начнется с массовых протестов.
https://www.newsru.com/russia/24jun2019/solovey.html

Однако "смену" нам обещают уже не в первой. Её обещали в 1996 в результате социального взрыва. Серьезные беспорядки были на Болотной в 2013-14гг. Однако все стихло и выборы 2018 наоборот прошли с подъемом.
Потом на полном серьезе диванные аналитеги с Краины обещали нам переворот и революцию в 2017 с переносом на 2018.
В России нет объективных причин для социальных или иных протестов с запросом на смену существующей ситуации.

Этот дундук (простите за резкость) забыл одно условие.
Любая революция всегда начинается с измены в выших эшелонов Власти. Измена приводит к хаосу внизу, где в результате хаоса ситуацией начинаю рулить откровенно криминализированные силовые группировки, захватывая или формируя свои центры власти по своим политическим идеям.

Так было в 1917, когда Глава Государства оказался арестован своим ближайшим окружением, а депутаты госдумы смогли переподчинить себе силовые и командные центры.
Аналогично было и с Януковичем на Украине в 2014 году.

Никакой развал СССР не был продиктован протестами с низу. Это было предательство произошедшее исключительно в Кремлевких коридорах.

Но есть и другой тревожный симптом. Всякий раз, когда начинаются различные "навальнинги" , Власть идет на неоправданеые уступки. Например погром на стройке храма в честь св. Екатерины в Екатеринбурге. Недавнее дело с Голуновым, где следствие несмотря на многолетнюю разработку не смогла доказать причастность Голунова к наркоторговле и на фоне информационного скандала выпустило журналиста. Или нашумевшее дело Пусирайт, когда хулиганы отделались символическими строками.
Творцы протестов ощутили свою силу - это бесспорно. Катострофический сценарий может развится если только Власть не проявит решительность, а будет мямлить как Янукович.