К юбилею

На днях был юбилей, 80 лет с начала Второй Мировой.
Германия, напала на своего союзника - Польшу, вместе с которой до этого совместно разорвала Чехию. У Польши от такого счастливого брака вскружилось в голове, и она возмечтала, что совместно с Германией они теперь приступят к дележке всей Европы.
Гитлер сказал: "нифигаподобного", в Европе может быть только один лидер, которому достанутся все трофеи - Третий Рэйх". Смыгла ответил: "ах так!? да наши эскадроны через две недели будут пить шампанское в вашем (...) Берлине!"
В Лондоне не возражали и преподали Алоизычу свое благословение, налив Смыгле валерианки.
Гесса сначала объявили сумашедшим, а затем и придушили, когда Горбачев произнес слово "гласность" и заставил "покаятся" Верховный Совет в "пакте".

Поэтому Польша очень правильно сделала, что не позвала Россию на это междусобойчик. Потому что сама знает кто развязал WW2, и что России там даже рядом не было.

Школа номер один. Новая газета. Разбор вранья. Часть 1.



В этом фильме "НГ" собрала почти все враки, придуманные ей за 15 лет и, плотно утрамбовав, впихнула их в час экранного времени. Начну разбор. Выкладывать буду частями. Если повезет - доберемся до финала.
Цитаты будут снабжены таймкодом.
Поехали.

4:16 По официальной версии террористы не шли на переговоры, взорвали спортзал, из-за чего погибли все заложники

1. Нет никакой "официальной версии". Версии строятся следствием, пока нет исчерпывающих доказательств. Когда появляются, версии либо отбрасываются, либо переходят в разряд фактов.
2. Террористы выдвигали неприемлемые условия для переговоров - одновременный приход в школу президентов Осетии и Ингушетии и полпреда по Кавказу Аслаханова. Учитывая, что целью теракта было начало новой войны между ингушами и осетинами, Оперативный штаб вполне обоснованно решил, что Дзасохова и Зязикова в школе убьют и разом обезглавят две республики, что послужит дестабилизацией обстановки.
3. Никто и никогда не утверждал, что все заложники погибли от взрывов в спортзале. Большинство - несомненно. Меж тем есть десятки погибших с пулевыми ранениями - 51 человек.
Доклад медиков по теме:
http://pravdabeslana.ru/med4.htm
Collapse )

(no subject)

Хорошо: Благодушие и пацифизм Николая Второго в 1917 году обернулся массовым голодом, гражданской войной, распадом страны и не менее кровавым ее собранием в единый СССР В первой половине прошлого века Россия потеряла 50 миллионов. А всего-то надо было ввести в Петроград войска и расстрелять дизертиров. Китай не постеснялся жестко разогнать Тянанмынь. Теперь Китай - супердержава с передовой экономикой и промышленностью, высоким социальным уровнем жизни, мощьной армией. Вся страна заставлена кранами, активно строится сеть высокоскоростных ж/д линий со скоростью 500 км/ч. Если бы тянанмынь не разогнали, Китай бы сейчас был распавшейся страной с бесконечными локальными конфликтами, голодом и нищетой. Януковичь проявил излишнюю мягкость: Результат - гражданская война в которой погибло 15 тысяч и ранено 25 тысяч. К власти пришли неофашисткие идеологии. Бешеная инфляция, понижения уровня жизни, дороговизна, комунальный кризис, распад страны. А всего-то надо было Януковичу ввести в Киев войска и разогнать Майдан. Аы же не стесняетесь применять силу против уличной преступности и никто не считает аморальным содержание преступников в тюрьме? Так почему вы считаете аморальным применять жесткие меры против преступников (пятой колонны) которые сбились в крупную стаю и не просто магазины грабят, а уже дестабилизируют жизнь страны на политическом уровне?

(no subject)

Я хочу поговорить с теми, кто в эти дни чувствует себя в меньшинстве.
Не в меньшинстве по отношению к нашей бесконечной родине, разумеется, а - к той благородной публике, которая шумно возмущается в центре Москвы и в сетях.
Я знаю, что это непросто.
Ведь одно дело, когда ты находишься "в оппозиции" к случайным теткам в автобусе, к орущим экспертам на ток-шоу, к скучным чиновникам поперек себя шире, к маразматикам, откровенным циникам и гопникам, и даже к "родителям, которые не понимают".
И совсем другое дело, когда против тебя играет не команда телезрителей, а команда знатоков.
Когда против тебя - музыканты и писатели, правозащитники и журналисты, студенты лучших университетов и топ-менеджеры, да и просто молодые, модные, красивые, образованные, благополучные и счастливые люди.
Отличники и победители.
И все они как зомби, как пьяные - повторяют одно и то же, - а ты стоишь в этой толпе трезвый.
Сложно не поддаться.
Сложно что-то сказать, когда вокруг так кричат.
И я знаю многих милых, симпатичных интеллигентов, которые натурально боятся хоть как-нибудь обозначить свое несогласие с большинством - вип-большинством, социально значимым большинством мегаполиса и фэйсбука - в такие дни.
Они вынуждены молчать, а то и притворяться, что их тоже страшно волнует происходящее, тогда как пять лет назад они, наоборот, должны были делать вид, что им все равно, ведь холеный двадцатилетний "либертарианец" из Вышки в полиции - это великая драма, а женщина с оторванными ногами после авианалета на город - ну, мало ли, бывает разное в жизни.
Но бояться не надо.
Пьяная толпа "лучших людей" как покричит, так и разойдется, и от жеманного самолюбования останется одна неловкость.
Потому что нет той власти, которая могла бы упасть им в руки.
Ведь это только пропаганда рассказывает, что митингуют в ответ на "деспотизм и произвол", а свергают чужую силу. А на самом деле, падает не ледяной Советский Союз 1984 года, а прогрессивный Советский Союз 1990 года, и революция - это всегда ответ на растерянность и слабость, а не на силу и деспотизм, и даже нынешние митинги раззадорились после нескольких человечных, компромиссных решений - освобождения Голунова, избавления Федермессер от боев в грязи, отмены строительства собора на Урале, - а вовсе не из-за каких-то подписей. Но Горбачев поет песни с Андреем Макаревичем, а не сидит в Кремле.
Потому что нет той страны, которая могла бы поверить в их пошлую болтовню.
Наивный, романтический советский человек, измученный многочасовыми очередями в пустые магазины, никогда не видевший большого мира, многие годы проживший под колпаком своего завода или НИИ, - поверил в похабную демагогию людей, обещавших ему луну с неба и Америку в кармане. Потерял государство, работу, а иногда - и саму жизнь. Но современный - битый-перебитый, многое повидавший, знающий свою выгоду и чувствующий лицемерие - русский человек за наперсточниками не пойдет. Они потому и набирают себе толпу подростков, что привлечь взрослого обывателя невозможно. Он, обыватель, много нецензурных слов может сказать о нынешней политике. Но двадцатый век научил его, что гильотина - плохое средство от головной боли.
И еще кое-что.
Потому что есть мы.
Есть люди, которые упрямо портят красивую, раз и навсегда нарисованную картинку, где на одной стороне всегда только безличное и бездушное государство, сплошные темные ряды без единого человеческого лица и живого слова, а на другой - честные активисты, все как один львы толстые, машут плакатиками.
Хорошая картинка, да только лживая.
На другой стороне в двадцать первом веке - не какие-то воры и проходимцы, телевизионные психопаты и казенные рожи.
А трезвые люди, знающие цену начальству, но уверенные в одном.
Дорогие борцы с плакатиками!
Вам будет сложно это понять, но здесь любят родину, а не Путина.
И власти вам - не видать.

(no subject)

^^^Настало время, когда неподготовленному человеку снова орет в уши пропаганда.
И я имею в виду не ту архаичную пропаганду из телевизора, которая действует только на пенсионеров, а другую, организованную специально для нас.
Ей нужно уметь сопротивляться.
Нужно уметь отбрасывать ее яркие вроде бы аргументы.
Пройдемся по ним.
"Возмущенная молодежь вышла на улицы! Вы проиграете, потому что за молодежью будущее!"
Нет, это не так.
Будущее не за молодежью, а за теми людьми, в которых эта молодежь превратится со временем, пройдя сквозь строй взросления, ошибок и разочарований. И прежними эти люди не будут.
"Главное не лидеры и не идеология, главное это сама возможность свободных выборов!"
Нет, это не так.
Свободные выборы менее важны, чем сохранение мира, живых людей, их безопасности, имущества и единого государства. На свободных выборах 1991 года был избран человек, приведший страну к национальной катастрофе, и если бы можно было этого избежать, следовало бы обойтись без таких выборов.
"Люди вышли, чтобы бороться за свои права, свое достоинство - и позорно не поддерживать их в этом".
Нет, это не так.
Позорно поддерживать кого попало и в чем попало. Люди вышли, чтобы бороться именно что за свои права - права либеральных политиков из аппер-мидл класса, космополитической интеллигенции и мажорной части московского студенчества, а наши права, и уж тем более права находящихся под внешней угрозой Крыма и Донбасса их волнуют не больше, чем дохлая кошка на дороге.
"Чиновники заврались, они воры, коррупционеры и лицемеры, и мы должны любой ценой сменить их!"
Нет, это не так.
Чиновники, несомненно, жулики и проходимцы, но молодые политики, которые с самого начала своей бурной деятельности тщательно скрывают источники своего финансирования - плохая замена действующей власти. Разумнее подождать, пока у нынешних коррупционеров появятся честные оппоненты, а не молодые копии.
"Вы против свободы, за полицейский произвол, за вечное правление Путина?"
Нет, это не так.
Мы за свободу разных людей желать самого разного - и, чтобы их столкновение не приводило к репрессиям или войне, как кое-где по соседству, нужны мирные согласованные площадки для выражения своей точки зрения. Тогда вместо произвола и вечного правления вдруг образуется естественная поколенческая смена власти в середине 2020-х годов.
"Причем тут революция, Путин, Крым, Донбасс, ведь это же выборы в Мосгордуму, мы выбираем городской парламент и возмущены махинациями с допуском".
Нет, это не так.
В 2018 году Навальный не был допущен к выборам президента, хотя вел предвыборную кампанию - и никого это почему-то не возмутило. Несколькими годами ранее Яшин и прочие нынешние "московские политики" пытались представить себя местными депутатами от Костромской области - они тогда еще не знали, что их интересует только Москва. На самом деле, конечно, имеет место общая борьба за власть в стране. Просто деревянный Собянин, как и до него Медведев, оказался в этой борьбе слабым звеном, а самоотвод кандидата Федермессер и освобождение Голунова стали двумя локальными победами, которые воодушевили протестное сообщество. Не будь их - не было бы и ярости из-за подписей.
"Что же это за слабые полицейские, которых так волнуют бумажные стаканчики, летящие в их сторону".
Нет, это не так.
Полицейские у нас - обычные мужики, и уж всяко гуманнее того ОМОНа, которые избивал коммунистические митинги начала девяностых. Но очень закономерно, что полицейских - не от хорошей жизни пошедших на эту тяжелую работу - злят истеричные инфантилы, с которыми им приходится иметь дело в Москве. Полицейские справедливо считают, что те с жиру бесятся. А если кто слишком интеллигентен, чтобы в это поверить - рекомендую обратиться к прекрасному стихотворению кинорежиссера Пазолини о полиции и бунтующих студентах, которое легко найти в гугле.
"Власть испугалась, она боится протеста, поэтому оцепляет наши улицы и бульвары".
Нет, это не так.
Власть не боится интеллигентов, мажоров и инфантилов. Но она действительно боится дать сигнал всем остальным игрокам в политику внутри и вовне своей системы, что любое прежде неразрешенное действие - может быть явочным порядком разрешено. Потому что хорошо знает: получив этот сигнал, на сцену явятся совсем другие люди. И это разумно с ее стороны - опасаться таких сигналов. Разумно это и для всех нас.
"Вы архаика, вы вчерашний день, современный мир живет по-другому, и вам от этого не уйти!"
Современный мир живет таким образом, что жители депрессивных британских индустриальных городков переголосовали Лондон во время Брекзита, рабочие Пенсильвании и Мичигана избрали Трампа вопреки хотелкам Нью-Йорка и Сан-Франциско, а в Италии у власти находится самое правое правительство со времен страшно сказать кого. Напомню и о том, что непосредственным результатом волнений 1968 года стало избрание правых политиков Никсона и Помпиду. История не линейна, и светлое будущее веганов и трансгендеров когда-то и где-то случается, но совсем не так однозначно и повсеместно, как об этом принято трубить.

Не верьте пропаганде, милые.
Не верьте альтернативному телевизору.^^^

(no subject)

Из интернета

^^^Все требования оппозиции, в конце концов, сводятся к смене власти. Нехитрый анализ на гражданскую зрелость и знание экономики, показывает, что юные нигилисты вообще не представляют себе процесса управления страной.

Вся их деятельность является требованием капризного ребенка сменить бабушку, которая не даёт безнаказанно бомбить буфет с вареньем и конфетами. Малолетнего засранца не волнует, что опытная бабушка не только заведует буфетом со сладостями, но и варит борщ, вытирает ему задницу и лечит от насморка.

Главное - убрать бабушку от буфета, и конфеты станут доступными. Ребенок не задумывается - кто наполняет вазочку конфетами, а банку - вареньем. Божественность неиссякаемого буфета для него привычна и естественна. Все зло только в бабушке.

Я пока не рассматриваю вариант, что убрать бабушку подначивает сосед, которого она застукала за подглядыванием в чужие окна и мешает ему курить в общем тамбуре. Такое тоже возможно.

В любом случае, нынешние протесты несерьезны, а участники выглядят глупо, ибо не понимают, что заветный буфет охраняется не только бабушкой.^^^

Рецепт госпереворотов

Из интернета.

^^^СТОЛЕТИЕ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. ВОЗМОЖНО ЛИ ПОВТОРЕНИЕ?

Нашел в своих бумагах тезисы моего выступления на конференции в 2017 году. Прошу прощения у читателей за длинный «не фейсбучного» размера текст. Но во времена смуты здесь всё важно.

Скажу сразу то, чем я должен закончить сегодняшнее выступление:

«Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12, 25-26).

Эти евангельские слова Господа нашего Иисуса Христа дают чёткую характеристику любой революции и ключ к её оценки: революция – это грех.

Обе революции 1917 года, как и революция 1905 года, вполне сносно изучены нашими и зарубежными историками, политологами, писателями, публицистами, журналистами в самых разных аспектах и с разных сторон.

Хочу разочаровать уважаемую аудиторию – почти ничего нового я здесь не скажу.

Все события и этих революций, и подобных им в истории человечества, вмещаются в той или иной последовательности и с некоторой коррекцией в следующую цепочку: недовольство – протест – беспорядки – бунт – погром – митинг – демонстрация – забастовка – стачка – саботаж – борьба – анархия – экстремизм – терроризм – хаос – смута – переворот – революция – сепаратизм – гражданская война.

Специалисты четко различают в этой последовательности стихийные и организационные этапы, наличие или отсутствие финансирования протестных акций, заинтересованность на всех этих этапах политических партий, экономических групп, социальных и классовых слоев в борьбе за власть, участие в противостоянии зарубежных стран, информационная поддержка или умалчивание прессы тех или иных событий.

Сейчас это все изучено, подтверждено свидетельствами участников событий и историческими документами. Видна четкая схема рукотворного создания хаоса и смуты – столкнуть всех со всеми, идеологически обосновать правоту предлагаемых реформ и смены власти, максимально использовать слабые стороны общественного устройства и государственного управления, предложить разболтанному обществу несбыточные блага.

Специфической стороной русских революций было то, что 1. они возникали на фоне военного противостояния Российского государства враждебной державе и 2. что они сопровождались чудовищными террористическими акциями революционеров в целях создания атмосферы страха. Не хотел здесь углубляться в конкретные факты, но упомяну, что только за полтора десятилетия до февраля 1917 года жертвами революционеров стало около 17 тысяч человек. Например, в 1907 году каждый день от рук террористов погибало в среднем 18 человек.

Понятно, что массовый терроризм, сеющий страх, смуту и хаос у населения, что подпольная и легальная информационная поддержка бунтарей невозможны без очень больших денег. Кроме того, для боевых отрядов нужно было много оружия. Источниками этих денег, помимо т.н. экспроприаций (а по сути, элементарного ограбления банков, касс и почтовых отделений), помимо частных пожертвований «на революцию» от богатых русских эмигрантов, от промышленников, банкиров и олигархов, были щедрые инвестиции в революцию со стороны военных и геополитических противников России.

Например, в прошлом талантливый миссионер священник Георгий Гапон, сбежавший из России после провокационного участия в событиях 9 января 1905 года и прослывший в Европе настоящим героем, решил в августе вернуться в Петербург на двух яхтах, нагруженных оружием, купленном его почитателями за деньги воюющей с Россией Японии, чтобы возглавить вместе с большевиками восстание в России. Об этом была заключена договоренность Гапона с Лениным. Авантюра тогда не удалась – корабль сел на мель, и оружие досталось финской полиции. Вскоре он все-таки вернулся в Россию и поначалу жил там нелегально. Гапон был организатором убийств своих личных врагов и политических противников. Потом, в марте 1906 года, был сам повешен своими бывшими друзьями и единомышленниками эсерами…

Показательно стихотворение поэта Андрея Белого 1905 года, в котором отражен леворадикальный взгляд на события тех лет:

Тухни, – помойная яма!
Рухни, – российский народ!
Скоро уж маршал Ояма
С музыкой в город войдёт.

Общественное брожение, повышение градуса оппозиционного радикализма, ожидание реформ во всех сферах государственного и общественного устройства стремительно раскалывали Россию. Печально, что в этих процессах, несмотря на многочисленные устрашающие пророчества, так или иначе иногда участвовали и деятели Церкви.

Расхожая фраза о том, что «история учит, что она ничему не учит», нас, церковных людей, должна настораживать – с этим утверждением нельзя смириться: мы обязаны изучать и анализировать события русских революций, видя в них предостережение от тех ошибок, которые вольно или невольно были совершены нашими собратьями-священнослужителями и членами церковного сообщества в начале ХХ века.

Линии разлома можно увидеть во многих накопившихся за синодальных период противоречиях, которые схематично я бы объединил в главное противоречие – между Священством и Царством (то есть, между Церковью и монархическим государством).
Обер-прокурор Константин Петрович Победоносцев предчувствовал, что чаемая Церковью подготовка к Поместному собору в сложившихся обстоятельствах Первой революции неизбежно расколет православное сообщество и лишит в конце концов монархический строй поддержки Церкови.
В 1905 году Победоносцев был снят со своего поста.
За последующие 12 лет до избрания Патриарха было сменяно еще 9 обер-прокуроров.

Этот один из самых драматических периодов в истории нашей Церкви.

Вспомним бурсацкие волнения и бунты 1905-1907 гг. и 1913 г., охватившие десятки семинарий, – с пением Марсельезы, с политическими требованиями, с антиправительственными лозунгами, а в некоторых случаях, покушениями на семинарское начальство.

Вспомним монашеские бунты и смуты в Глинской пустыни в 1908 г., на Русском Афоне в 1909-1913 гг., в Оптиной пустыни в 1910-1912 гг., на Соловках 1913 г.

Вспомним требования некоторых представителей священства организации церковных «советов», наподобие советов рабочих и солдатских депутатов (1905 г.).

Вспомним либеральные заявления «Братства ревнителей церковного обновления (группа «32-х» петербургских священников, 1903–1907), незаметно подменивших в своих выступлениях церковное понятие «соборности» на мирское – «парламентаризм».

Редко можно встретить похвалу священников от большевика-Ленина:

«Наличность либерального реформаторского движения, – писал В.И. Ленин в 1905 году, – среди некоторой части молодого русского духовенства не подлежит сомнению: это движение нашло себе выразителей и на собраниях религиозно-философского общества и в церковной литературе. Это движение даже получило свое название: «новоправославное движение».

Вспомним, наконец, самое важное – практически поголовное признание в начале марта 1917 года новой демократической власти российскими преосвященными архиереями, которые провозглашали на местах «Благоверному Временному правительству – многая лета!».

Отрезвление от либерального угара у Священноначалия в 1917 году пришло только через несколько месяцев – последняя надежда у него была на Учредительное собрание. Но и эта надежда оказалась тщетной.

Но одной из самых главных вех в истории нашей Церкви стал Поместный собор 1917-1918 гг., который, несмотря на склоки и смуту довольно обширной группы либеральствующих участников, несмотря на некоторые запоздалые решения, оторванные от реальной действительности, в целом сыграл положительную – объединяющую и организационную – роль. А самое важное – соборным разумом было утверждено избранием Патриарха верное направление движения церковной жизни.

Однако семена церковной смуты, посеянные в предреволюционное время, дали свои плоды в 1920-е годы в виде малых и больших расколов, которые были или использованы, или инспирируемы светскими властями по принципу «разделяй и властвуй».

И уж, конечно, были совершенно непредсказуемы как для власти, так и для многих историков, в том числе и для нынешних аналитиков, результаты переписи населения в январе 1937 года. Напомню, что сам Сталин внес в вопросы переписи пункт о религиозной принадлежности опрашиваемых.

Неожиданными для всех были три факта.
1. Количество жителей государства: ожидалось более 170 млн. человек, оказалось – 162 млн;
2. Количество грамотных: ожидалось около 100%, оказалось – 76%;
3. Количество верующих: ожидалось 20-25%, оказалось – 56,7% (православных – 42,3%).

А вот вполне ожидаемым был ответ Сталина на эту перепись – результаты были засекречены, руководители проекта были расстреляны.

Почему результаты вопросов о вере были непредсказуемы? Потому что после 20 лет гонений на христиан, репрессий против монашества и духовенства, закрытия почти всех храмов, пропаганды атеизма, атмосферы страха большинство людей (не все, конечно) открыто и бесстрашно исповедали свою веру. Разговоры о том, что «на следующий день после революции русские отказались от религии», оказались мифом.

Всё, что я рассказал сейчас, является только предисловием к ответу на главный вопрос: возможно ли повторение событий столетней давности?

Мой ответ – возможен.
Что мы видим сейчас? Всё те же претензии, та же лексика, что и до революции, а то и из журнала «Безбожник» 1920-30-х годов. Явно те же рецидивы с одной стороны – обновленчества, с другой – большевизма.

Разве мы не видим, что либеральный дискурс в православном сообществе, приведший к страшным событиям в ХХ столетии, сегодня всё больше и больше не только поднимает свой голос, но и пытается другим диктовать свои правила?

Разве мы не знаем о существовании некоторых порталов и электронных СМИ, называющих себя православными, которые вытаскивают из темноты на свет непроверенную информацию, порочащую Церковь, сталкивают лбами священнослужителей, подвергают сомнению устоявшуюся православную традицию, сеют рознь среди верующих, всемерно поддерживают смутьянов, проповедуют нигилизм?

Разве мы слепы и не видим того, что происходит в православном сегменте социальных сетей (аналоге дореволюционных листовок и подпольных газет), где многие заражены духом сего времени, основанном на злословии, подозрительности, бездоказательных обвинениях, откровенной зависти?

Стало общим правилом распространять старые мифы о Церкви и священнослужителях; говорить о том, что у нас «все не так», как должно быть, что требуются кардинальные реформы; демонстрировать отдельные негативные факты, которые обобщаются и провозглашаются типичными для церковного общества; солидаризироваться с откровенными врагами Церкви.

Как и 100 лет назад, сегодня мы с прискорбием наблюдаем даже в среде священнослужителей кризисы корпоративности и иерархичности, которые порой невообразимым образом сочетаются в той же среде с лицемерием и лестью.

И последнее. Приведу две свеженькие цитаты – писателя и политтехнолога, – которые, кстати, себя считают верующими.

Дмитрий Быков: «Глядя на эту РПЦ, неужели бы многие из нас удержались бы от изъятия церковных ценностей. Давайте немножко Ленина понимать».

Станислав Белковский: «Основные положения программы – это ликвидация Русской Православной Церкви Московского Патриархата и похороны Ленина. Нужно полностью расстаться с советским прошлым».

Как и в прошлом, Православие остается единственным фактором, которое объединяет наш народ, и если есть кто-то, кто хочет поколебать это единство, то он будет бить в сердцевину – в Церковь.^^^

(no subject)

На днях в соцсетях был призыв к расправам над семьями правохранителей. Терориста сразу задержали. Кроме этого стали появлятся списки самих правохранителей, пресекавших погромы и беспорядки. Ладно если бы это был маргинал из бармалеев с ними все понятно.
Но как оказалось, отцом майданного террора был и сам Ленин, вскоре после революции начались еще более жесткоие расправы над полицейскими. Любая революция, какие бы то ни было благие цели не преследовала, считает, что ради своих благих целей она имеет право на безграничное насилие и террор.

Пишет о. В. Вигилянский
^^^
РЕВОЛЮЦИЯ И ПОЛИЦЕЙСКИЕ

Не перестаю повторять, что любая революция – это, прежде всего, технология: четкая организация смуты, поддержанная деньгами и СМИ (интернет, соцсети). Потом – всё остальное.
Каждое из этих звеньев решает свои задачи.
Любой бунт – это четкое взаимодействие «штаба» и «улицы». Первое, с чем сталкивается «улица» – это полицейские. Их нейтрализация – главная, хотя и временная задача…

Великий революционер В.И. Ленин еще в октябре 1905 года писал в Боевой комитет при Петербургском комитете РСДРП:

«Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду, и у студентов, и у рабочих особенно… Пусть тотчас же вооружаются они как могут, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога… Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации… Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых».

В ночь с 27 на 28 февраля 1917 года, после того как из Государственной Думы был получен приказ об «аресте всей полиции», в Петрограде произошло повсеместное избиение полицейских – в дни массового восстания погибла едва ли не половина всех полицейских Петрограда.

Мятежники, – пишет в своих воспоминаниях генерал К.И. Глобачев «Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения» – «рыскали по всему городу, разыскивая городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали звери над своими жертвами. Мальчишки, остервенелые революционные мегеры бежали вприпрыжку вокруг каждой группы убийц и указывали им, где искать полицейских».

О тех же днях В.Д. Набоков (отец писателя) вспоминал:

«На Потемкинской мы встретили довольно большую толпу городовых, которых вели под конвоем... В эти 40-50 минут, пока мы шли к Государственной думе, я пережил не повторившийся больше подъем душевный. Мне казалось, что в самом деле произошло нечто великое и священное, что народ сбросил цепи, что рухнул деспотизм... Я не отдавал себе тогда отчета в том, что основой происшедшего был военный бунт… и что в этой основе лежит семя будущей анархии и гибели...»

Генерал К.И. Глобачев, как и В.Д. Набоков, делал тот же вывод:

«Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Они нисколько не уступают тому, что впоследствии проделывали со своими жертвами большевики в своих чрезвычайках».

Историю надо изучать…^^^

На фото: Летописец революции художник И.А. Владимиров «Расстрел городовых»

(no subject)

Это мысли о. В Чаплина. Надо сказать, что он с симпатией относится к протестам, но честно признает, что методики прошлого века не работают. Оппозиция захлебнулась и никем не поддержана. Даже молодая берлящая кровь не может ничего взорвать.
Обществу ненужна революция, майданы. Мы хотим спокойно жить без ваших экспериментов.

^^^Очередная волна протеста зашла в тупик – теперь это, думаю, очевидно. Ничего нового молодежь не совершила и не сказала. Лидеры не придумали ни одного стратегического лозунга, выходящего за рамки околовыборной ситуации и борьбы за «демократию», давно потерявшую драйв повсюду в мире.
В общем, молодая толпа родила пару престарелых мышей. Сравните с молодежью XIX и начала ХХ веков, которая мир меняла. Да хотя бы даже с молодежью 1960-х, хотя она мне малосимпатична. Или с молодежью исламских революций.
Нет, вот эти – тоска. Хоть бы пару банков заставили закрыться, хоть бы пару чиновников реально затроллили. Нет, на выходе - ничего^^^

(no subject)

^^^Про любовь к режиму. Если вы с неодобрением реагируете на попытки поджечь дом, в котором вы живете, это не имеет отношения к тому, любите вы или не любите управдома или вообще управдомом не интересуетесь. Поджигатель, который скажет "да вы позорно управдома обожаете" просто проявит непонимание мотивации людей, которые его удерживают. Это не про управдома вообще. Это про нежелание оказаться на пожарище.
Для революционеров характерна путаница между двумя вещами - преданностью к режиму и антипатией к революционерам, Как будто революционерам можно противиться только на почве того, что власти - прекрасные люди. Дело не в том, что власти - прекрасные люди. Они падшие люди, как все мы. Дело в том, что сами революционеры - это люди, которые заведомо и несомненно хуже, как большевики были заведомо и несомненно хуже РИ, как майдан был заведомо и несомненно хуже Януковича, как национал-социалисты были заведомо хуже веймарской республики. Неспособность допустить, что с ними могут не соглашаться потому, что имеют на это серьезные рациональные основания, а только на почве трусости и продажности - один из характерных признаков революционеров.^^^